Кому принадлежала собственность в СССР?

КоммунизмПри обсуждении причин краха Советского Союза часто возникает вопрос: была ли собственность общенародной или всецело принадлежала чиновникам, лично, либо как особому классу?
С юридической точки зрения вопрос о собственности оговаривает вторая глава Конституции СССР [см. ниже, 1 ]. Здесь всё однозначно – в СССР была общенародная и колхозно-кооперативная собственность.
Вопрос же возник, так как непосредственное управление (распоряжение) государственной экономикой осуществлялось назначаемыми чиновниками. Здесь надо сразу отметить, что чиновники контролировались ВЫБИРАЕМЫМИ руководителями КПСС и ВЫБИРАЕМЫМИ депутатами Советов, как непосредственно, так и через спецслужбы. Эта система тройного (КПСС, Советы, спецслужбы) контроля над чиновниками была необходима, так как социалистическое общество лишь «первый этап» перехода к обществу коммунистическому, который ещё сохраняет все недостатки «буржуазного права». Только в «высшей фазе» развития коммунистического общества будет прямое управление народа без чиновников. Данный вопрос оговаривался с самого возникновения марксизма: Манифест КП, Критика Готской программы (Маркс), Государство и революция (Ленин)… [см. ниже, 2 ].
Кому фактически принадлежала общенародная собственность в СССР понятно из такого простого и неоспоримого факта, что вся прибавочная стоимость (вся прибыль) шла на общегосударственные нужды и пополнение общественных фонтов потребления (бесплатные медицина, образование, квартиры…). А у чиновников, кроме зарплаты на уровне хорошего рабочего, были лишь государственные дачи и машины. Вот только чиновник пользовался этими «привилегиями» пока работал на госслужбе. Он не мог ничего этого ни продать, ни передать по наследству, ни как-то ещё лично присвоить без нарушения Уголовного кодекса.
Утверждающие, что собственность в СССР принадлежала чиновникам, явно путают понятия «ВЛАДЕНИЕ» и «РАСПОРЯЖЕНИЕ».
Прояснить вопрос поможет простой пример. Как при социализме, так и при капитализме таксист, в своё рабочее время, управляет не принадлежащей ему машиной по своему усмотрению и в соответствии с законом, потому что СОБСТВЕННИК машины ему ДОВЕРИЛ это делать для извлечения прибавочной стоимости при эксплуатации принадлежащего собственнику автомобиля. Таксист не может оставить себе полученные от клиента деньги или продать доверенную владельцем машину.
Таксист (как токарь станком или директор заводом) РАСПОРЯЖАЕТСЯ доверенной ему ВЛАДЕЛЬЦЕМ (капиталистом или народным государством) собственностью, но никто из нанятых собственником исполнителей не может оставить себе полученную прибавочную стоимость (если хотите - прибыль). Вот здесь и проясняется вопрос о владельце – ВЛАДЕЕТ тот, кто ложит в свой карман полученные деньги. В СССР все деньги шли на зарплату работникам, на развитие экономики страны и в общественные фонды потребления (бесплатная медицина, образование, квартиры…).
ВЛАДЕЛЕЦ собственности (капиталист или народ) все полученные деньги тратит исключительно по своему личному усмотрению – куда захочет. Чиновники в СССР таких прав не имели, хотя и пытались лично урвать хоть часть прибыли получаемой от РАСПОРЯЖЕНИЯ общенародной собственностью. Но они получали за это вплоть до высшей меры социальной защиты (расстреливали, как министра рыбного хозяйства СССР в начале 80-х годов). Страх получить пулю в затылок за попытку присвоить не принадлежащую им собственность и заставил чиновников-бюрократов начать перестройку с приватизацией!
А по мнению некоторых запутавшихся под воздействием буржуазной пропаганды товарищей получается, что не капиталист (народное государство) ВЛАДЕЕТ своей машиной-такси (или заводом), а нанятый шофёр (или директор завода), так как он в своё рабочее время управляет-РАСПОРЯЖАЕТСЯ не принадлежащей ему машиной (или заводом) по своему усмотрению и в соответствии с законом. Вот только остаётся непонятным, почему зарплату они получают из рук СОБСТВЕННИКА, капиталиста (или государства).

Виктор ПЫЖИКОВ



1. Конституция СССР, глава 2:

Экономическая система

Статья 10. Основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности.
Социалистической собственностью является также имущество профсоюзных и иных общественных организаций, необходимое им для осуществления уставных задач.
Государство охраняет социалистическую собственность и создаёт условия для её преумножения.
Никто не вправе использовать социалистическую собственность в целях личной наживы и в других корыстных целях.

Статья 11. Государственная собственность – общее достояние всего советского народа, основная форма социалистической собственности.
В исключительной собственности государства находятся: земля, её недра, воды, леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства.

Статья 12. Собственностью колхозов и других кооперативных организаций, их объединений являются средства производства и иное имущество, необходимое им для осуществления уставных задач.
Земля, занимаемая колхозами, закрепляется за ними в бесплатное и бессрочное пользование.
Государство содействует развитию колхозно-кооперативной собственности и её сближению с государственной.
Колхозы, как и другие землепользователи, обязаны эффективно использовать землю, бережно относиться к ней, повышать её плодородие.

Статья 13. Основу личной собственности граждан СССР составляют трудовые доходы. В личной собственности могут находиться предметы обихода, личного потребления, удобства и подсобного домашнего хозяйства, жилой дом и трудовые сбережения. Личная собственность граждан и право её наследования охраняются государством.
В пользовании граждан могут находиться участки земли, предоставляемые в установленном законом порядке для ведения подсобного хозяйства (включая содержание скота и птицы), садоводства и огородничества, а также для индивидуального жилищного строительства. Граждане обязаны рационально использовать предоставленные им земельные участки. Государство и колхозы оказывают содействие гражданам в ведении подсобного хозяйства.
Имущество, находящееся в личной собственности или в пользовании граждан, не должно служить для извлечения нетрудовых доходов, использоваться в ущерб интересам общества (выделено ВП).

Статья 14. Источником роста общественного богатства, благосостояния народа и каждого советского человека является свободный от эксплуатации труд советских людей…

Статья 17. В СССР в соответствии с законом допускаются индивидуальная трудовая деятельность в сфере кустарно-ремесленных промыслов, сельского хозяйства, бытового обслуживания населения, а также другие виды деятельности, основанные исключительно на личном труде граждан и членов их семей…
 
 

2. В.И.Ленин Государство и революция, ПСС т.33, стр.91-95:

3. Первая фаза коммунистического общества

В «Критике Готской программы» Маркс опровергает подробно лассалевскую идею о получении рабочим при социализме «неурезанного» или «полного продукта труда». Маркс показывает, что из всего общественного труда всего общества необходимо вычесть и резервный фонд, и фонд на расширение производства, и возмещение «сношенных» машин и т. п., а затем из предметов потребления фонд на издержки управления, на школы, больницы, приюты престарелых и т. п.
Вместо туманной, неясной, общей фразы Лассаля («полный продукт труда - рабочему») Маркс дает трезвый учет того, как именно социалистическое общество вынуждено будет хозяйничать. Маркс подходит к конкретному анализу условий жизни такого общества, в котором не будет капитализма, и говорит при этом:
«Мы имеем здесь дело» (при разборе программы рабочей партии) «не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, носит еще отпечаток старого общества, из недр которого оно вышло».
Вот это коммунистическое общество, которое только что вышло на свет божий из недр капитализма, которое носит во всех отношениях отпечаток старого общества, Маркс и называет «первой» или низшей фазой коммунистического общества.
Средства производства уже вышли из частной собственности отдельных лиц. Средства производства принадлежат всему обществу. Каждый член общества, выполняя известную долю общественно-необходимой работы, получает удостоверение от общества, что он такое-то количество работы отработал. По этому удостоверению он получает из общественных складов предметов потребления соответственное количество продуктов. За вычетом того количества труда, которое идет на общественный фонд, каждый рабочий, следовательно, получает от общества столько же, сколько он ему дал.
Царствует как будто бы «равенство».
Но когда Лассаль говорит, имея в виду такие общественные порядки (обычно называемые социализмом, а у Маркса носящие название первой фазы коммунизма), что это «справедливое распределение», что это «равное право каждого на равный продукт труда», то Лассаль ошибается, и Маркс разъясняет его ошибку.
«Равное право» - говорит Маркс - мы здесь действительно имеем, но это еще «буржуазное право», которое, как и всякое право, предполагает неравенство. Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу; и потому «равное право» есть нарушение равенства и несправедливость. В самом деле, каждый получает, отработав равную с другим долю общественного труда, - равную долю общественного продукта (за указанными вычетами).
А между тем отдельные люди не равны: один сильнее, другой слабее; один женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и т. д.
«... При равном труде, - заключает Маркс, - следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде, один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и т. д. Чтобы избежать всего этого, право, вместо того, чтобы быть равным, должно бы быть неравным...»
Справедливости и равенства, следовательно, первая фаза коммунизма дать еще не может: различия в богатстве останутся и различия несправедливые, но невозможна будет эксплуатация человека человеком, ибо нельзя захватить средства производства, фабрики, машины, землю и прочее в частную собственность. Разбивая мелкобуржуазно неясную фразу Лассаля о «равенстве» и «справедливости» вообще, Маркс показывает ход развития коммунистического общества, которое вынуждено сначала уничтожить только ту «несправедливость», что средства производства захвачены отдельными лицами, и которое не в состоянии сразу уничтожить и дальнейшую несправедливость, состоящую в распределении предметов потребления «по работе» (а не по потребностям).
Вульгарные экономисты, в том числе буржуазные профессора, в том числе «наш» Туган, постоянно упрекают социалистов, будто они забывают о неравенстве людей и «мечтают» уничтожить это неравенство. Такой упрек, как видим, доказывает только крайнее невежество гг. буржуазных идеологов.
Маркс не только точнейшим образом учитывает неизбежное неравенство людей, он учитывает также то, что один еще переход средств производства в общую собственность всего общества («социализм» в обычном словоупотреблении) не устраняет недостатков распределения и неравенства «буржуазного права», которое продолжает господствовать, поскольку продукты делятся «по работе».
«... Но эти недостатки, - продолжает Маркс, - неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит, после долгих мук родов, из капиталистического общества. Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества...».
Таким образом, в первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) «буржуазное право» отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т. е. лишь по отношению к средствам производства. «Буржуазное право» признает их частной собственностью отдельных лиц. Социализм делает их общей собственностью. Постольку - и лишь постольку - «буржуазное право» отпадает (и далее выделено - ВП).
Но оно остается все же в другой своей части, остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества. «Кто не работает, тот не должен есть» - этот социалистический принцип уже осуществлен; «за равное количество труда равное количество продукта» - и этот социалистический принцип уже осуществлен. Однако это еще не коммунизм, и это еще не устраняет «буржуазного права», которое неравным людям за неравное (фактически неравное) количество труда дает равное количество продукта.
Это - «недостаток», говорит Маркс, но он неизбежен в первой фазе коммунизма, ибо, не впадая в утопизм, нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научаются работать на общество без всяких норм права, да и экономических предпосылок такой перемены отмена капитализма не дает сразу.
А других норм, кроме «буржуазного права», нет. И постольку остается еще необходимость в государстве, которое бы, охраняя общую собственность на средства производства, охраняло равенство труда и равенство дележа продукта.
Государство отмирает, поскольку капиталистов уже нет, классов уже нет, подавлять поэтому какой бы то ни было класс нельзя.
Но государство еще не отмерло совсем, ибо остается охрана «буржуазного права», освящающего фактическое неравенство. Для полного отмирания государства нужен полный коммунизм.

Наша группа ВКонтакте