Шесть «П» нашего края

КризисОбзор социально-экономического положения Красноярского края в условиях кризиса. Уже более полугода длится кризис. Его последствия ощущает на себе каждый из нас: кого-то перевели на четырехдневную рабочую неделю, кому-то сократили и без того невеликую зарплату, многих уволили, и практически все утратили робкую надежду на постепенное улучшение жизни, согревавшую сердца еще прошлой весной
Впрочем, и тогда были слышны предостерегающие голоса ответственных экономистов и оппозиционных депутатов, но на каждую попытку «навести тень на плетень и заработать политический капитал» всегда находился ответ.
Закрывают школы и больницы в деревнях? Зато какие замечательные элитные дома и торговые комплексы строятся в Красноярске!
Банкротятся последние заводы, край превращается из промышленного в сырьевой? Так это же не страшно, главное – дать возможность уважаемым инвесторам запустить руки в наши природные кладовые, а там, глядишь, и нам чего-нибудь перепадет!
Каждый год убыль населения исчисляется тысячами? А мы эту убыль с лихвой мигрантами компенсируем!
Однако грянул кризис и ушло то время, когда можно было лежать на мешке с сырьевыми доходами да рассуждать о четырех «Д» и четырех «И». Настало время для совсем других комбинаций из совсем иных букв. Сухая статистика показывает, что Красноярскому краю придется столкнуться с серьезными проблемами на шести направлениях, по каждому из которых – полный «П». «Провал», то есть.
Перечислим эти шесть «П» Красноярского края.
Итак, кризисные явления в экономике и социальной сфере региона проявляются прежде всего:
1) в спаде производства;
2) в ухудшении финансовых показателей деятельности предприятий и падении доходов бюджета;
3) в секвестре расходов бюджета и нарастании угрозы дефолта по социальным обязательствам края;
4) в замораживании инвестиций в основной капитал;
5) в снижении доходов населения;
6) в ухудшении ситуации на рынке труда и росте социальной напряженности.
А теперь о каждом из них подробнее.

1. Спад производства
По данным Росстата (см. табл. 1), индекс промышленного производства в крае в марте этого года составил 92,1% к марту прошлого года. И если данные по добыче полезных ископаемых можно назвать в целом не такими уж и угрожающими, то по некоторым другим жизненно важным отраслям наблюдается очень серьезный, вызывающий тревогу спад. Так, индекс по категории «Обрабатывающие производства» составляет 88,1%, что существенно ниже, чем по промышленному производству в целом. В том числе в «Обработке древесины и производстве изделий из дерева» и «Химическом производстве» фиксируется спад до 81,2 и 52,1% соответственно к марту прошлого года. Индекс по такой показательной категории, как «Производство машин и оборудования» составил 70,3%. Впечатляет падение по виду деятельности «Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования» – 48,3% от показателей марта 2008 г.

table1-1-1-kp.png

Иными словами, полезные ископаемые вроде пока с грехом пополам добываем, но что касается производственной деятельности, то тут – увы!
Неплохо держатся металлурги, у них спад не такой существенный. Но беда в том, что из-за общего ухудшения экономической ситуации в мире наблюдается серьезное падение спроса (а значит, и цены) на их продукцию. Не оправдываются предпринимаемые компаниями меры по сокращению производства с целью уменьшения складских запасов, восстановлению баланса спроса и предложения. Пока наблюдается рыночный парадокс: чем сильнее сокращается производство – тем больше падает спрос, и избыток металлов растет еще быстрее. Средние мировые цены на цветные металлы на Лондонской бирже металлов в феврале 2009 г. по сравнению с февралем 2008 г. снизились на никель в 2,7 раза, медь – в 2,4 раза, алюминий – в 2,1 раза.
Политика превращения края в сырьевой придаток сыграла злую шутку: без собственного производства мы стали игрушкой зарубежной биржевой стихии, и эта зависимость из-за кризиса только усиливается.

2. Ухудшение финансовых показателей деятельности предприятий и падение
доходов бюджета

По данным за первые месяцы этого года, произошло увеличение удельного веса убыточных организаций в ключевых отраслях по сравнению с 2008 г. (см. табл. 2).
Упали и бюджетные доходы. На 1 апреля 2009 года по сравнению с аналогичным периодом 2008 года поступления в бюджетную систему снизились на 12% или на 4 309 млн. рублей. В федеральный бюджет поступления снизились на 1 681 млн. рублей или на 19%, В бюджет субъекта поступило налогов и сборов на 3098 млн. рублей, или на 15% меньше, чем в прошлом году, возросли лишь поступления во внебюджетные фонды на 6%, или 470 млн. рублей.
Поступления по налогу на прибыль снизились на 57%, или на 9243,5 млн. рублей, в том числе поступления в федеральный бюджет снизились на 73% (4 490,9 млн. рублей), в бюджет субъекта – на 47%
(4 752,5 млн. рублей).

table23-1-1-kp.png

3. Секвестр расходов бюджета и угроза дефолта по социальным обязательствам края
Внушает опасения состояние бюджета края. Если в прошлые годы краевая казна наполнялась сырьевыми доходами и можно было щедрой рукой распределять средства (в том числе на разного рода показушные прожекты и на задабривание избирателей в предвыборную пору). Теперь же на значительную часть предусмотренных в бюджете трат может попросту не хватить денег.
Так, например, в 2008 г. доходы бюджета составили 157,7 млрд. руб, а расходы – 155,1 млрд. Таким образом, прошлый год закончили с профицитом в 2,5 млрд. Но уже в первом квартале текущего года мы наблюдаем кардинально другую картину: доходы краевого бюджета за январь–март составили 24 млрд. руб, а расходы – 28,8 млрд. Дефицит почти в пять миллиардов! И разрыв между доходами и расходами будет продолжать увеличиваться. По уточненной бюджетной росписи на 2009 г., предполагаемые поступления составят 158,8 млрд. руб., расходы – 196,6 млрд. То есть 20% бюджетных расходов не обеспечены доходами. На чем придется экономить? Какие статьи сокращать? За счет чего, спрашивается, будут затыкать образовавшуюся дыру в без малого 38 миллиардов?

4. Замораживание инвестиций в основной капитал
Из-за резкого сокращения доходов с угрозой консервации на неопределенный срок столкнутся мегастройки «второй индустриализации». В недавнее время государство вкладывалось в крупные проекты, которые через несколько лет могли превратить Красноярский край в хорошую кормушку для алюминиевых и энергетических олигархов (названия этих проектов на слуху – Нижнее Приангарье и т.д). Населению же края достались бы загрязненные вода и воздух, изувеченные или затопленные леса и поля, а также кой-какие крохи со стола «уважаемых инвесторов». Называлось все это благолепие «частно-государственное партнерство».
Однако «уважаемых инвесторов» сильно подкосил кризис, сократив состояния кое-кого из наиболее «уважаемых» в разы. Плюс к тому понабрали они в предыдущие годы миллиардных кредитов в западных банках, а теперь не знают, как по ним расплатиться. Впрочем, за них можно не беспокоиться: государство поможет. Не чужие, чай, люди, а наоборот: капиталисты доморощенные (они же «производители отечественные») – гордость наша и краса. Без яхт и куршевелей не останутся, но про мегапроекты в далекой Сибири позабудут. И тут у нас два варианта: плохой и очень плохой. Плохой – стройки просто забросят, а про уже вложенные в них денежки придется позабыть. Очень плохой – власть, несмотря ни на какие кризисы, будет теперь уже полностью за свой (то есть за наш с вами) счет достраивать кормушки для олигархов. Это вместо возрождения обрабатывающего производства и сельского хозяйства.
Еще одна проблема – резкое сокращение (см. табл. 3) темпов строительства, которыми край еще недавно так гордился. Оказалось, что застройщики могут работать только в условиях не просто невероятно высоких, но и постоянно растущих цен на жилье.

5. Снижение доходов населения
Этот пункт каждый из нас точно испытал на собственной шкуре: ой как «кусаются» цены в магазинах, особенно если учесть, как полегчали наши кошельки! Даже по официальной статистике, индекс цен в январе, феврале и марте этого года составляет 12–13% к соответствующему месяцу прошлого года. А реальные денежные доходы населения, скажем, в феврале этого года составили 94% от уровня февраля прошлого года.

6. Ухудшение ситуации на рынке труда и рост социальной напряженности
Существует такой показатель с длинным названием «Нагрузка не занятого трудовой деятельностью населения на одну заявленную вакансию», по которому можно судить о ситуации на рынке труда. В Красноярском крае он непрерывно рос с августа 2008 г., когда он составлял 1,4 единицы (в целом по России он равнялся 1), и в феврале 2009 г. стал равен 4,5 единицы (по России – 2,7). Иными словами, в феврале в Красноярском крае приходилось по 4,5 человека на каждую свободную вакансию!
По прогнозам, в 2009 году ожидается дальнейшее ухудшение ситуации в сфере занятости и на рынке труда. По предварительной оценке, численность занятых в организациях края может сократиться на 33,2 тыс. человек, в том числе в лесном комплексе (на 11,9 тыс. человек), машиностроении (на 6,7 тыс. человек), строительстве (7,1 тыс. человек), транспорте (4,5 тыс. человек), металлургическом комплексе (2,7 тыс. человек). Массовые увольнения на
1 полугодие 2009 года уже заявлены в 42 организациях края. Наиболее крупные объемы высвобождения планируют ОАО «Русская Инжиниринговая компания» (425 человек), ООО «Красноярский завод тяжелого машиностроения» (411 человек), ОАО «Красноярский завод холодильников «Бирюса» (959 человек), ОАО «Авиакомпания «Красноярские авиалинии» (1178 человек), ООО «Канский завод «Биоэтанол» (668 человек).
В январе–марте 2009 года в краевые государственные учреждения службы занятости населения обратились за предоставлением государственных услуг в области занятости 90,7 тыс. человек, в том числе за содействием в поиске работы – 48,7 тыс.человек, из них 5 тыс.человек были уволены в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации (в январе–марте 2008 года – 55 тыс.человек, 25,4 тыс.человек и
1,6 тыс.человек соответственно).
По состоянию на 1 апреля 2009 года в органах службы занятости населения Красноярского края зарегистрированы 50,5 тысячи безработных граждан. Уровень зарегистрированной безработицы составил 3,3% экономически активного населения. Наиболее низкий уровень безработицы зарегистрирован в городах Красноярске, Железногорске и Ачинске, районах Березовском и Балахтинском, наиболее высокий – в п. Кедровом и Бирилюсском, Енисейском районах. В 22 городских округах и муниципальных районах края ситуация на рынке труда характеризуется как напряженная (уровень зарегистрированной безработицы составил более 5% трудоспособного населения в трудоспособном возрасте).
На фоне ухудшающегося положения на рынке труда вызывает тревогу усиливающаяся миграция в наш регион выходцев из стран ближнего зарубежья. Так, по данным государственных органов статистики, показатели международной миграции были такими: в 2007 г. число прибывших составило 6627 чел. (выбывших – 1118 чел.), в 2008 г. число прибывших – 6865 чел. (выбывших – 829 чел.). За январь–февраль
2009 г. число прибывших составило 945 чел. (выбывших – 93 чел.), для сравнения: за тот же период прошлого года в наш край прибыло 786 чел. (выбыло – 136 чел.). Иными словами, в нашем крае оседает все больше мигрантов, тогда как рабочих мест становится все меньше. Это неизбежно приведет не только к дополнительному увеличению безработных, но и способствует росту социальной напряженности в крае.
Увеличение потока мигрантов накладывается на два чрезвычайно неприятных процесса: превышение числа умерших над числом родившихся и отток населения из нашего края в другие регионы России. Так, в 2007 г. количество умерших превысило количество родившихся на 4264 чел., в 2008 г. – на 2235 чел, в январе–феврале 2009 г. – на 481 чел. В 2007 г. число покинувших край превысило число прибывших в него из других регионов страны на 4643 чел., в 2008 г.
 – на 4494 чел., в январе-феврале 2009 г. – на 552 чел. Фактически, как бы это печально ни звучало, коренное население края постепенно вымирает или уезжает в другие регионы России, и его так же постепенно заменяют выходцы из Закавказья и Средней Азии.

Заключение
По данным мониторинга Минрегиона (на 30.03.2009 г.), регионы РФ по своему социально-экономическому положению делятся на четыре группы: со стабильным состоянием (13 регионов), с удовлетворительным (34), с неудовлетворительным (29) и с наихудшим (7). К сожалению, Красноярский край входит в группу неблагополучных регионов с неудовлетворительным социально-экономическим состоянием. Для регионов данной группы характерны более высокие, чем в среднем по стране, темпы снижения объемов промышленного производства, строительной деятельности, высокими темпами растет задолженность по заработной плате, происходит резкое снижение доходов бюджета.
Проблемы кризисного периода для Красноярского края во многом связаны с особенностями красноярской экономической модели, формируемой с 2002 г. и по настоящее время. Эта модель характеризуется следующими основными чертами:
- колониальным подходом к региону, основанном на хищнической эксплуатации природных ресурсов, вывозе сверхприбыли и остаточном принципе финансирования регионального развития;
- сырьевой моноструктурой экономики региона, высокой зависимостью регионального бюджета от цен на мировом рынке цветных металлов, лесопродукции и топливно-энергетических ресурсов;
- высокой территориальной дифференциацией регионального развития: сверхконцентрация финансово-экономического потенциала в краевом центре, чрезвычайно низкий уровень социально-экономического развития большинства административно-территориальных образований региона;
- слабым (по сравнению со среднероссийскими показателями) развитием инновационного предпринимательства, малого и среднего бизнеса.
Прочитав наш обзор, читатели сами могут убедиться, что шесть «П» Красноярского края – абсолютно реальны, и сможет ли нынешнее руководство, доведшее регион до такого состояния, с ними справиться – неизвестно.

Александр СОЛОМИН

Наша группа ВКонтакте