«Мы из-под подчинения медведевскому крайкому выходим»

Революция
- Петр Михайлович, рада была вас видеть среди тех, кто принял участие в создании «Союза коммунистов».
Хруцкий: - Ну, а что делать-то, если краевая парторганизация загибается на корню! Я ведь в партию пришел осознанно, хоть и было мне тогда всего ничего – 22 года. 
Да я всегда знал, кто себя не мыслит без партии и приходит по зову сердца, тот и есть настоящий коммунист. А кого за уши тянули, чтоб карьеру было легче сделать с партбилетом, тот драпанул из КПСС при первой же опасности, только его и видели!
Да что далеко ходить. Кажется, за год до развала СССР первым секретарем крайкома КПСС стал Казьмин. Чем он за то время на партийном посту отличился, никто не помнит. А вот как партию прикрыли, тут он и рванул в Швейцарию.

- Наверно, готовить новую революцию.
- Черт его знает, что он там готовил, но около года назад, т.е. через 16-18 лет, вдруг нарисовался в Красноярске в образе секретаря крайкома. И сейчас нас, тех, кто создавал и укреплял краевую парторганизацию, учит, как стать настоящим коммунистом. Во как!
Меня это возмущает до глубины души. Мы, значит, тут убивались, надрывались, налаживали работу, все катилось по рельсам и на тебе! Приехали.

- Но, похоже, рельсы у них закончились. Тупик.
- Тупик, да еще какой.
 Вы знаете, поначалу я не был в курсе, что они сотворили с Юрчиком, нашим лидером, с которым мы восстанавливали краевую парторганизацию. А узнав, обалдел.
Перед краевой отчетно-выборной конференцией заехал я в Козульку. Мы с тамошним секретарем вроде как друзья хорошие. Разговорились, то-се, и тут я ему говорю, мол, с этого П.П.Медведева никакого толку нет и не будет. По-хорошему, говорю, если судить, следует Юрчика В.Г. обратно в первые секретари звать. Боюсь только, не пойдет он. 
На следующий день звонит мне Медведев и ревмя ревет, мол, ты почему занимаешься антипартийной агитацией! Коалицию создаешь! Так мы и тебя можем из партии попереть.
Ах, думаю, так тебя и разэдак. Да кто ты такой, чтоб со мной так говорить! Ты меня в партию не принимал и не тебе меня исключать. Только мои коммунисты могут меня исключить, если будет за что. Или вы уже и Устав подчистили! 
Ну и пошло-поехало!
Я Бирилюсскую партийную организацию возглавляю с 1993 года. А в июле этого года у нас прошла отчетно-выборная партконференция, на которой я попросил меня переизбрать, но товарищи ответили: «Нет, Петр Михайлович, давай еще созыв отработай, а там посмотрим». Хотя у нас есть очень активные секретари цеховых партийных организаций, например, в Ново-Бирилюсах надежный товарищ Владимир Степанович Уманис. 
В общем, опять я стал секретарем. Ну, а на краевую партконференцию по моему предложению делегатом избрали моего зама, молодого инициативного коммуниста, потому что меня, как секретаря, и так должны пригласить. 
И правда, звонит Андрияшев, приглашает, как полагается.
Так знаете что? Меня час на морозе в одном костюме промариновали на улице. Оказалось, в списки приглашенных мою фамилию не включили. 

- ?!
- Да-а-а!. То же самое проделали с секретарем из Богучан. Вот что творят.
 Когда я все-таки пробился на конференцию, при всех Медведева спрашиваю, мол, как это понимать? И он на голубом глазу спокойно отвечает: - Да это просто недоразумение. Нет, - говорю, - это вы специально сделали.
Дальше – больше. Звонят мне из орготдела, чтоб приехал на утверждение. А командировку не оплачивают, видите ли, денег у них нет. (У Юрчика почему-то деньги всегда на секретарей находились). Я же на пенсии, не на что мне ехать. Давайте, говорю, без меня, не в первый раз утверждаюсь, каждый шаг мой известен.
Звонят опять. Спрашивают: вы с какого года в партии и сколько лет возглавляете парторганизацию? 
Я чуть со стула не упал: - Да вы там что! Или уже и от документов избавились! А им по фигу мое возмущение. Таких непрофессионалов в партийной работе я не видел за все 47 лет моего пребывания в партии и за 17 лет своего секретарства. Короче, крайком меня секретарем не утвердил.
А чего бы он меня утвердил, если наша парторганизация единогласно поднялась на защиту Юрчика В.Г. Мы и в крайком свои решения отправляли, и в ЦК КПРФ, и Зюганову. Ответов, правда, не дождались ни от кого.
Ну, что, опять собираю партсобрание и докладываю, что Медведев со своим крайкомом секретарем меня не утвердили. Тогда ребята говорят: Петр Михайлович, а пошли они все в таком случае лесом. А мы из-под подчинения медведевскому крайкому выходим. Пока его не попрут, будем ЦК подчиняться.
Написали в Президиум ЦК КПРФ: «…выражаем недоверие бюро крайкома и 1 секретарю П.Медведеву. До тех пор, пока деятельность краевой парторганизации не будет возвращена в русло требований Программы и Устава КПРФ, пока не будет заменено нынешнее руководство крайкома, мы принимаем решение приостановить свое взаимодействие с ними, подчиняясь отныне непосредственно ЦК партии».
Все сорок коммунистов поддержали это решение единогласно. Пусть ЦК решает дальнейшую судьбу П.Медведева, потому что для нас он никакой не руководитель парторганизации.

- Выходит, Петр Михайлович, что действия нынешнего крайкома невольно, но поспособствовали созданию «Союза коммунистов».
- Выходит так. Если порядочные, активные, работоспособные и грамотные коммунисты не нужны красноярскому крайкому партии, так мы не пропадем, а найдем применение своим знаниям в другой организации. 
Не пристало нам молчать и соглашаться с самодурством случайных в партии людей, которые опять хотят порушить дело нашей жизни.

Беседовала Светлана ПАНИНА

Наша группа ВКонтакте