Портрет: Сергеев Василий Петрович

Коммунизм
– Василий Петрович Сергеев - человек богатейшей биографии. В партию вступил на фронте, чем очень гордится, и до перестройки считал такой факт самой сильной проверкой на верность коммунистическим идеям.
Однако жизнь показала, что самые сильные испытания ещё впереди.
Вернувшись по ранению с фронта в Краснотуранский район, откуда был призван на фронт, Василий Петрович был направлен инструктором в РК партии и в течение нескольких лет последовательно освоил ступеньки партийной работы.
В.Сергеев: - Скажу я вам, работа в любом райкоме была на износ, каждый партработник это подтвердит. И связь надо было держать постоянную с людьми, и вникать в вопросы разного характера, и мотаться с утра до ночи по району. Зато чуть не каждого человека мы в лицо знали, а в хозяйственных проблемах разбирались не хуже профессиональных специалистов.

– Вы в Ирбейский район приехали уже после должности секретаря по идеологии?
– Точнее, после окончания высшей партийной школы. В Ирбей направили меня первым секретарём райкома. Десять лет пролетели, как один миг, а с 1970 по 1985 год я уже трудился на посту начальника краевого управления хлебопродуктов.
День, когда не надо стало торопиться на работу, был у меня самым разнесчастным. Хотя не скрою, раньше, бывало, устану мотаться из конца в конец по городам и весям, брякнусь на стул и уверяю домашних: вот уйду на пенсию и буду лежать на диване сутками. А ведь, скажу я вам, никакого удовольствия от безделья нет.

– Вы же не бездельничаете.
– Нет, конечно, но разница между трудовыми годами и пенсионными большая.
Будучи секретарём в Краснотуранском районе, дважды в Москве на ВДНХ получил наряду с колхозниками бронзовые медали за трудовые достижения. А в Ирбейском районе мы занимали одно из первых мест по урожайности на востоке, обгоняли Канский и Рыбинский районы, за что я награждён золотой медалью на ВДНХ.
Вот как работали, приятно вспомнить.
Я вам пример приведу, как с нами считались в крайкоме КПСС. 
Прихожу к Кокореву и говорю: - Александр Акимович, мы можем увеличить продажу хлеба государству. 

– Как?
– Надо распахать около 25 тысяч га целинных земель, у нас очень много залесённых земель. А мы их все очистим. 
– И что для этого надо? Я ему с М.Н.Климиным (секретарь по сельскому хозяйству) перечислил, что надо, а в результате мы и помощь получили и земли распахали.
Прошло какое-то время снова являюсь к Кокореву и предлагаю: - Мы можем увеличить производство молока в два раза. Он: – Чем помочь? Я докладываю. Кокорев ведёт меня к председателю крайсполкома Н.Ф.Татарчуку. Тот с ходу: – Какие у тебя соображения? – Пусть Красноярск-45 (он у нас под боком) возьмёт над нами шефство и построит хоть парочку коровников.
И что вы думаете, шефы нам построили больше 20 двухрядных железобетонных механизированных коровников. Ну, а мы тоже в долгу не остались, молока стали доить хоть залейся.

– Наградами вас, конечно, Василий Петрович, не обошли?
– Дело не в наградах, хотя у меня три ордена, медали… Дело в том, что мы работали с народом и для народа. После советской власти демократы до сих пор пользуются тем, что мы сделали, у самих-то тяму не хватает что-нибудь существенное построить. Один развал кругом. Я как увижу заросшие поля в районах, так у меня аж сердце выпрыгивает от горя. Во, как демократы хозяйствуют!

– Василий Петрович, перед перестройкой вы ведь уже ушли на пенсию?
– Точно. Но только я на полатях не валялся, потому как меня сразу же избрали председателем совета ветеранов в нашей организации хлебопродуктов. А когда Ельцин (недоброй памяти) КПСС распустил, тут мы, старые коммунисты, вместе с В.Г. Юрчиком ринулись нашу партию восстанавливать. 

– Именно с Юрчиком, а не с Казьминым?
– Именно с Владиславом Григорьевичем. Казьмин к тому времени всего лишь одиннадцать месяцев числился первым секретарём крайкома КПСС и ничем себя не проявил. Знаете, мы ведь с Геннадием Петровичем по старому знакомству себя друзьями-товарищами считали. В одно время секретарями были в районах, он в Канске, я – в Ирбее, на короткой ноге. Словом, когда началась эта перестройка (не к ночи будь помянута), я с ним встретился и говорю, мол, надо бы собрать партактив и обсудить ГК ЧП. На что он мне так нервно ответил: – Что ты так торопишься, или себя считаешь умнее всех?
В общем, ничего Казьмин не сделал, что был бы должен сделать, как первый секретарь крайкома КПСС. Дождался, когда его вывели под руки из кабинета, одним словом – выпинали.

– На улицу? 
– Если бы! Такие, как он, в нищете не остаются. Сначала Геннадию предложили работу в быткомбинате, он не согласился, вроде для него унизительно. Организовал предприятие по пошиву пуховиков.

– Надо полагать, партийной работой при этом Казьмин не занимался?
– Какой там! Он в партии-то восстановился только в 1999 году, да и то, когда я за это взялся. По предложению дальновидных господ Казьмин умотал в Швейцарию исполнительным директором хитро созданного предприятия. Когда по моему настоянию восстановился, то будучи в Красноярске, заплатит мне партийные взносы за год, я их по 2-3 месяца распишу, подпись за него поставлю и хорошо. 

– И долго так продолжалось?
– Да года четыре-пять. При этом он не был ни на одном собрании, своего мнения нигде не высказывал, в печати не выступал, в общем, как говорит молодёжь, старался нигде не светиться.
 
– Зато сейчас в первых рядах нынешнего крайкома.
– Перерожденец! Иначе как скажешь. В нашей парторганизации коммунисты раз пять ставили вопрос об его исключении.

– А вы его защищали.
– Да. Но почему? Мне поначалу казалось, что по тем временам важно показать, что бывший первый секретарь крайкома остался в наших рядах. 

– Мне кажется, если бы вы так настойчиво не зазывали Казьмина, ему бы и в голову не пришло восстанавливаться в партии. 
– Теперь мне тоже так кажется. 
Он ведь сейчас занимается исключительно вождизмом, считает себя заслуженным партийным лидером и сам верит в свои басни. 
Сознаюсь, что в последние годы мы, коммунисты, не избежали крупных ошибок: позволили утвердиться у партийной власти края людям, которым там не место.
А результат налицо: падение авторитета партии, расправа с лучшими коммунистами, предательство наших идей по всем параметрам. Очень меня беспокоит в последнее время качество партийной работы. Очень.

Беседовала Светлана ПАНИНА

Наша группа ВКонтакте