Партийная бюрократия убивает все коммунистическое в КПРФ

Православие17 августа 2011 года я был исключен из КПРФ. В этот день была поставлена жирная точка в моей двенадцатилетней истории членства в КПРФ и двухлетней борьбе с партийной бюрократией, выжигающей каленым железом все, что связано с идейными и организационными принципами коммунистической партии.
КПРФ переживает системный кризис. Об этом я неоднократно говорил коммунистам на собраниях в своем первичном отделении, к такому выводу я пришел вместе со своими товарищами, работая над аналитическим докладом «О ситуации в КПРФ».
Первый и главный аспект кризиса партии – кризис идейный. Коммунистическая партия может и должна предложить обществу масштабный проект переустройства, основанный на научном анализе социально-экономических процессов. Классики марксизма оставили нынешним коммунистам в наследство инструмент для такого анализа – марксистско-ленинский диалектический метод, который, будучи применим к конкретно-исторической ситуации, позволяет определить правильный вектор партийной политики.
Однако верхи КПРФ фактически отказались от данного инструмента. По этой причине партия идейно «заблудилась». Люди, претендующие на роль современных идеологов партии, привносят в сознание коммунистов идеи, не имеющие никакого отношения к коммунистическим традициям. «Западный марксизм» они противопоставляют «русскому ленинизму». Высказывают суждения в духе домарксова народнического реакционного социализма, умеренного социал-демократизма, буржуазного почвенничества, т.н. «госпатриотизма», а то и откровенного националистического черносотенства.
Помимо кризиса идей в КПРФ нарастает кризис организационный. Демократический централизм подменяется централизмом бюрократическим. В качестве обоснования абсолютной централизации используется некорректное, не выдерживающее никакой критики сравнение партии с армейскими подразделениями. Партийные верхи не желают прислушиваться к мнению партийных низов. Любая критика снизу объявляется «предательством».
Критически мыслящие коммунисты видят, что КПРФ стала подобием акционерного общества, у которого есть «акционеры» и «совет директоров», «филиалы» на местах, руководимые назначенными сверху «менеджерами», и бесправные «рядовые работники».
Бюрократический централизм убьет в партии все живое, талантливое, способное на поступок.
Третий аспект кризиса КПРФ – это неопределенность социальной базы и политических союзов. Все чаще высокопоставленные партийные функционеры встают на защиту угнетателей трудового народа, сами становятся в качестве хозяев предприятий и организаций жесткими дрессировщиками, формирующими классовое сознание рабочего класса. Таким образом, в КПРФ проявляются худшие черты западной правой социал-демократии.
Что касается политических союзов, то КПРФ в настоящее время активно ввязывается в союзнические отношения с крайне правыми, т.н. «национал-патриотами». Среди последних немало людей, искренне болеющих за судьбу Родины и простого народа. Однако даже тактический союз с ними ради получения дополнительных голосов на выборах не может проходить без идеологических компромиссов, без отказа от базовых основ коммунистического мировоззрения. Такие компромиссы (а, значит, и союзы) для настоящих коммунистов неприемлемы.
Однако реальные политические союзы верхушка КПРФ заключает не с уличными националистами, а с вполне респектабельными умеренными буржуа. Отсюда четвертый аспект поразившего КПРФ кризиса – политика подбора кандидатов в депутаты. Нормой для партии стало невключение на проходные места в списки кандидатов представителей рабочего класса, трудовой интеллигенции. Фракции КПРФ в большинстве случав представляют собой сочетание партийных чиновников и т.н. «спонсоров» из числа крупной буржуазии. Причем последних становится все больше. Подобная торговля мандатами дискредитирует КПРФ в глазах народа: многие избиратели просто отказываются голосовать за «коммунистов»-капиталистов. Такой подбор кандидатов в депутаты показателен. Руководство КПРФ, несмотря на свою риторику, считает партию не представительницей интересов трудящихся, а всего лишь успешным игроком на рынке политических услуг, предоставляющей возможность «омандатиться» любому желающему коммерсанту.
Пятый аспект кризиса – отношения верхушки КПРФ с властью. Мы видим, что из широкого народного фронта всех недовольных реформами Ельцина партия сползла на позиции «министерства оппозиции», выпускающей в свисток пар народного гнева, препятствующей развитию революционной ситуации и получающей за это различные бонусы от Кремля. Руководство КПРФ погрязло в гнилых компромиссах с режимом, смирившись с ролью вечно проигрывающего.
К сожалению, на собственном примере я показал, как больна партия и куда она идет.
Краевая партийная бюрократия в лице Медведева, Бедарева и им подобных, не сумев найти должной поддержки среди коммунистов, членов первичного отделения партии, где я состоял на партийном учете, поступила проще.
Они нарекрутировали националистов и мелких предпринимателей в партию, поставив их на учет в первичное отделение с одной целью – создать временное большинство, чтобы «избавиться от Селезнева». Вот вам и организационный кризис, вот вам и антипартийные тактические союзы с идеологическими противниками. И все это как следствие кризиса идеологического.
Фракция «русских коммунистов», укрепившись в руководящих органах партии, активно тащит в нее своих идеологических сторонников, выметая из нее тех, кто стоит на позициях марксизма, приклеивая им ярлык догматиков, не желающих творчески развивать теорию.
Согласно Уставу партии я еще в течение двух месяцев считаюсь членом КПРФ, которому дано право апеллировать к вышестоящим партийным органам, требовать справедливого рассмотрения вопроса.
Но к кому апеллировать? К тем, кто организовал нарушение Устава КПРФ, кто пренебрегает нормами партийного товарищества. Передо мной наглядный пример товарища Юрчика, который, так и не дождавшись партийного суда, отстоял свою правоту в федеральном суде.
Я сделал все, что от меня зависит, чтобы дать возможность партии излечить свои пороки.
Дальнейшие попытки стучаться в закрытую дверь уже бессмысленны. Необходимо идти вперед.
Поэтому заявляю о своем прекращении членства в КПРФ, не дожидаясь истечения двухмесячного срока, установленного Уставом партии. Надеюсь, что увижу скоро рядом с собой моих товарищей, которые еще испытывают иллюзию, что КПРФ можно сделать лучше изнутри.

Андрей Селезнев

Наша группа ВКонтакте