Пожертвования в интерьере крайкома КПРФ (незавершённая история)

Лидия ВерёвкинаКогда летом прошлого года в России горели леса и торфяники, тысячи людей пришли на помощь пострадавшим: одни добровольно тушили пожары, другие собирали и везли вещи, лекарства, продукты.
Региональные комитеты КПРФ откликнулись на призыв ЦК КПРФ – немедленно помочь бедствующим.
Пожертвования для погорельцев предлагалось направлять либо в ЦК КПРФ, либо напрямую в наиболее пострадавшие регионы. Реквизиты прилагались. Оперативная группа ЦК КПРФ, не сомневаясь в сознательности членов партии, заранее выражала коммунистам и беспартийным благодарность за помощь.
Как показали дальнейшие события – с благодарностями явно поспешили. По сообщениям СМИ в разных местах страны искренние пожертвования простых граждан чиновники, отвечающие за сбор, не только игнорировали, но и выбрасывали на свалку. Более сообразительные представители власти и бизнеса наладили добровольно-принудительный сбор денег под угрозой увольнения. Ну, и так далее.
В нашем крае вроде бы таких гнусностей не наблюдалось.
Вполне естественно, что красноярские сибиряки-коммунисты не остались равнодушны к призыву ЦК КПРФ, а тем более, к беде людей. Уже 5 августа 2010 года постановлением бюро крайкома был создан штаб для проведения организационной работы. Коммунист с 30-летним стажем Л.Н.Верёвкина, как член штаба, была просто незаменима со своей честностью, добросовестностью и активностью.

ЛИДИЯ

Лидия Николаевна Верёвкина – человек надёжный и порядочный. Главный девиз жизни – чтобы всё было по справедливости – не раз приносил Лидии Николаевне массу неприятностей в борьбе за эту самую справедливость, что, кстати, её никак не останавливало.
Л.Верёвкина: – Так как местом моей работы в перестройку была государственная служба, пришлось мне приостановить членство в КПРФ. Но я всегда в душе оставалась коммунисткой и, восстановившись в партии, сразу пошла искать В.Г.Юрчика – безусловного лидера краевых коммунистов, потому что очень хотелось принять активное участие в партийной работе.
Ситуации, которая сложилась тогда вокруг Владислава Григорьевича, я не знала. На все мои вопросы в крайкоме следовал один ответ: Юрчик давно живёт в Москве, в Красноярске бывает редко.
Ходила, ходила я в крайком и доходилась: однажды П.Медведев предложил мне должность заведующей отделом пропаганды и агитации в крайкоме партии.
– Неосмотрительно с его стороны!
– Ага! Но тогда я ещё не предполагала ничего плохого и с радостью согласилась, хотя видела, что условия работы не самые лучшие, зарплата крошечная, много странно непрофессиональных сотрудников. При моём опыте работы, врожденной добросовестности мне казалось, что именно здесь я могу себя реализовать.
Не хвастаясь, отмечу: человек я деловой, дисциплинированный, подгонять и проверять меня не надо, а за свои действия отвечаю всегда сама.
– У П.Медведева такие люди не котируются.
– Я ведь этого не знала! С первых же дней начала приставать к руководству, мол, чтобы успешно работать, надо мне пройти стажировку, познакомиться с опытными секретарями, побывать в парторганизациях края, узнать что плохо, а что хорошо.
– Да-а, Лидия Николаевна, наивная вы наша!
– Наверно. То, что любые предложения, направленные на улучшение партийной работы, Медведева раздражают, я скоро всё-таки поняла. За почти год работы я не сумела побывать ни в одном районе края, ни в одной парторганизации города. Ответ с его стороны всегда был один: «Нет! Не надо! Нет! Есть телефон и баста!» Но телефон меня не устраивал, планов было громадьё, а исполнение невозможно. Пришлось заняться самообразованием.
В те дни я не видела ни праздников, ни выходных: читала партийную прессу, делала какие-то буклеты, организовывала мероприятия, участвовала в выборах, т.е. была на побегушках, потому что других таких дурочек не находилось. Помню, на два месяца появился какой-то человек, объявленный Медведевым специалистом по протестному движению, и тот вскоре исчез. Протестных движений как не было, так и не стало, но деньги тот «специалист» получил хорошие.
Зато на меня очень скоро стали наваливать чужие дела и спрашивать то за женское движение, то за листовки, то ещё за что-нибудь.
Каждый грамотный руководитель знает, что если один сотрудник отвечает за всё, значит, не будет толку никакого.
Естественно, я возмутилась, не стеснялась высказываться вслух, тем более, в организации были ведь и здоровые силы, которые прекрасно знали, что и как надо делать, чтобы совсем не заснуть.
– Знали, но молчали и не делали.
– А там такая атмосфера, что много и не наговоришь.
За это время я испытала столько унижений, столько подозрений. Невозможно было даже навестить заболевшего коммуниста из Октябрьского района города, например, тут же следовал окрик Медведева по телефону. Нельзя было заглянуть к секретарю Центрального района, тут же донесут Медведеву «товарищи» по партии.
Я видела, как не однажды выворачивают наизнанку Устав и, если вмешиваешься, начинаются истерики, крики, разносы. В крайкоме при П.Медведеве это норма. Я знаю, скольких людей приходилось спасать, а скольких не спасли. Как только я открывала рот, мне тут же заявляли: «Вы, Лидия Николаевна, хотите, чтобы с вами то же самое было? Так полУчите ».
– Получили?
– Да. И так же подло, как до меня поступали с другими.
У меня серьёзно заболела мать. После конференции я попросила у Медведева неделю отпуска, чтобы ухаживать за матерью после операции. Он дал мне две недели, при этом никаких заявлений не потребовал, мол, не надо. Я обрадовалась: наконец оценили мою работу без выходных и праздников. А через некоторое время случайно узнаю, что на моё место приняли другого человека, то есть пришла моя очередь.
– Но до этого вы даже были членом штаба по сбору пожертвований пострадавшим от пожаров.
– Да, и эти пожертвования – до сих пор головная боль. Не скажу, что я верующая, но мне запали в душу слова патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который сказал о деньгах, собираемых народом: «…Пусть никто не поднимет руку на эти деньги, потому что повысить своё материальное благополучие за счёт несчастья погорельцев – это великий грех…».

ПОЖЕРТВОВАНИЯ

Местным первичным парторганизациям КПРФ штаб по проведению организационной работы, в частности, предлагал передать в фонд помощи от каждого коммуниста по сто рублей, а депутатам от КПРФ (всех уровней) надлежало сдать по однодневному заработку. Никто и не возражал.
Лидия Николаевна Верёвкина, как член штаба, со свойственной ей ответственностью тут же взялась за порученное дело: каждый день обзванивала районные парторганизации, напоминала, торопила, считала по присылаемым ведомостям каждый рубль. Очень скоро настырность и чрезмерная активность Верёвкиной стала раздражать соратников по важному государственному делу. Её пытались как-то притушить, утихомирить, но не на ту напали.
Лидия Николаевна громко возмущалась медлительностью некоторых коммунистов, открыто удивлялась отсутствию полной информации по сбору денег, словом, нервировала краевое партийное руководство требованием обнародовать собранную сумму. По её мнению коммунисты края должны были знать, сколько уже собрано средств и куда они направляются. По мнению П.Медведева, Верёвкина всячески демонстрировала вздорный характер и совала нос, куда не следует.
По поступающим в крайком ведомостям из парторганизаций, по квитанциям, по реестрам, составленным Верёвкиной, собранная сумма набиралась серьёзная. Только за первый месяц после принятия постановления в крайком поступило более 120 тысяч рублей.
– Лидия Николаевна, и что вас беспокоило?
– Постановлением краевого бюро мероприятия по сбору и отправке собранных средств должны были закончить до 01.10.2010. Уже заканчивался декабрь, но никто не знал, собрано ли 500 тысяч рублей, как планировал первый секретарь крайкома П. Медведев, может быть, их меньше, может быть, больше и, главное – куда они отосланы?

Как ни удивительно, но дальнейшая судьба собранных средств для погорельцев, кроме Верёвкиной, похоже, никого больше из коммунистов не беспокоила. Во всяком случае, кроме неё никто открыто не допекал партийное руководство своими «бестактными» вопросами. Не знаю, чем это объяснить. Наверно, привыкли, что при прежнем руководстве информацию о расходовании финансов не скрывали и без вопросов готовы были доложить в любой момент.
В ноябре 2010 г. Лидия Николаевна на сайте КПРФ прочла слова благодарности секретаря Тверского обкома КПРФ коммунистам Дивногорска за оказанную помощь в 10325 рублей и страшно удивилась мизерности суммы от краевой парторганизации. Потом оказалось, что дивногорцы отказались передать собранные деньги в крайком и сами перевели их землякам А.Бочкина.
Верёвкина тут же просмотрела всю информацию в партийной газете «За Победу», где ни слова не нашла о средствах, собранных коммунистами края в помощь погорельцам по решению партбюро ещё четыре месяца назад.
25 ноября 2010 г. на заседании первички Советского района Лидия Николаевна спросила председателя КРК крайкома В.Бедарева : «Сколько всего собрано денег и где они?».
Ответом было молчание.
Кто бы успокоился, но только не Верёвкина. 29 ноября она пишет официальный запрос в три адреса: В.Бедареву, в бюро крайкома и редактору партгазеты, с теми же вопросами: сколько собрано денег, куда они ушли, почему в газете нет сообщения об этом?
Думаю, П.Медведев сто раз пожалел, что принял настырную коммунистку на работу да ещё включил её в штаб.
Хочешь ответ – на тебе, Верёвкина, ответ: 1 декабря 2010г . газета «За Победу» напечатала список парторганизаций, принимавших участие в пожертвованиях, без указаний собранных сумм. А уж куда деньги дели – не её собачье дело! Партийная тайна.
21 декабря 2010г. в письме первому секретарю крайкома Медведеву и руководителю краевого штаба Телегину Верёвкина, как коммунист и член штаба, требует собрать штаб и отчитаться по итогам работы: сколько собрано средств в каждой парторганизации, кто и когда стал получателем собранных денег. Информацию разместить в СМИ.
Ишь, чего захотела! Да кто ты такая, чтоб перед тобой отчитывался первый секретарь крайкома, честь и совесть местного отделения партии!
Прокурору края Ю.Баранову вместе с Верёвкиной пишут уже Х.Кодзоев (Богучанский район) и П.Хруцкий (Бирилюсский район). Вопросы всё те же.
Выведенный из себя П.Медведев звонит настырной правдоискательнице, сообщает всё, что он о ней думает, попутно предлагая зайти в крайком и забрать свои гов…..е сто рублей!
В состоянии гнева он готов добавить Верёвкиной и свои сто рублей, лишь бы та заткнулась.
Тем временем краевая прокуратура направляет полученное письмо правдолюбки в прокуратуру Центрального района г. Красноярска, а 22.12.2010 г. Лидия Николаевна уже получает ответ от и.о. прокурора района С.Дябкина.
На трёх с половиной листах тот добросовестно пересказывает авторам письма те же сведения, которые ОНИ же сообщили Ю.Баранову. В заключении своего ответа С.Дябкин пересказал ещё федеральный закон «О политических партиях» и посоветовал обратиться с поставленными вопросами в суд.
Думаете, коммунист Верёвкина отступилась? Даже не надейтесь!
11 января 2011 года она сообщает прокурору края, что абсолютно не удовлетворена ответом С.Дябкина и просит вернуться к СУЩЕСТВУ поставленных вопросов, а не к пересказу её же информации.
Не поставлена точка и нами.
Сама по себе история с собранными деньгами для погорельцев, просто добавляет ещё один штришок в действия местных партруководителей. Говорят, деньги не пахнут. Пахнут! И не всегда приятно.
И всё же: где деньги, Зин?

Светлана Панина

Наша группа ВКонтакте