Михаил Полторанин: «Кремлёвские дельцы орудовали не таясь»

Пустые прилавкиУ известного журналиста и государственного деятеля Михаила ПОЛТОРАНИНА в издательстве «Эксмо» вышла книга «Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса». В ней Михаил Никифорович рассказывает, как уничтожали СССР и почему нам с экранов телевизоров так бессовестно врут о том времени. Мы публикуем отрывки из его работы, которую он сам называет свидетельскими показаниями.

В молодежных аудиториях нас, ветеранов политики, стали терзать расспросами: а как на самом деле умирал Советский Союз?
1988-й был самым роковым годом в послевоенной истории СССР. В нем нашей стране были нанесены раны, несовместимые с жизнью государства. Не зря блуждающие по власти либералы-большевики усиленно кивают сегодня на 91-й год. Тогда, мол, рухнул Союз, а они пришли склеивать из обломков Россию. Их с удовольствием поддерживают партократы, сидевшие в роковое время в Кремле или около него, а сейчас гуляющие с членскими билетами «ЕдРоссов». Но это обманка для простаков. 1991 год - только последствия.
Чтобы поставить на колени любую державу, не обязательно наносить по ней ядерные удары. Достаточно дезорганизовать систему управления экономикой и обрушить финансовую базу. Изнутри, под видом назревших реформ.
С января 1988-го начал действовать Закон о государственном предприятии. Согласно ему «государство не отвечает по обязательствам предприятия. Предприятие не отвечает по обязательствам государства».  А где предприятия должны брать сырье или комплектующие для своего производства? Как где - в министерствах, из государственных источников! Ведь плановая экономика оставалась, сохранилось и централизованное распределение фондов. Так что министерства по-прежнему должны снабжать предприятия всем необходимым, а те могут распоряжаться этим по своему усмотрению. Лафа! Экономика превратилась в улицу с односторонним движением.
Дальше в мае 1988-го Верховный Совет СССР принял Закон «О кооперации». За густым частоколом статей с общими фразами пряталась суть: разрешалось создавать при предприятиях кооперативы с правом использования централизованных государственных ресурсов.
А затем пошло и поехало. Весь 88-й и начало 89-го сходили, как с конвейера, постановления Совмина СССР, отменявшие госмонополию на внешнеэкономическую деятельность, запрещавшие таможне задерживать грузы кооперативов, разрешавшие оставлять выручку за кордоном, и т.д. и т.п.
За считанные недели при большинстве предприятий были зарегистрированы кооперативы-присоски, хозяевами которых стали родственники директоров, секретарей обкомов и, конечно, чиновников из Москвы.
Из государственных фондов на фабрики и заводы по-прежнему шли ресурсы для выпуска продукции, но теперь по закону директора были сами с усами. Они стали сливать эти ресурсы в собственность «семейным» кооперативам, а те отправляли их за рубеж. 
Цемент и нефтепродукты, металл и хлопок, пиломатериалы и минеральные удобрения, резина и кожа - все, что государство направляло предприятиям для переработки и насыщения внутреннего рынка, пошло железнодорожными составами за рубеж. Через зеленые зоны на наших границах. И там, за рубежом, чиновники стали складывать капиталы в кубышки, а вскоре инициировали разрушительную реформу банковской системы СССР. Чтобы в час «Х» легально, через свои банки, ввезти эти деньги обратно в страну для скупки обескровленных предприятий. Они уже тогда, задолго до 1992 года, готовились к приватизации. И, полагаю, уже тогда запланировали выпускать чеки-ваучеры не персональные, а обезличенные. Так проще было стать хозяевами новой жизни.
А что дали нам с вами эти меры кремлевской власти? Повсеместный дефицит и остановку производства.
За год своего существования кооперативы вывезли из СССР треть произведенных у нас потребительских товаров, за второй год - еще столько же. Внутренний рынок обрушился.
Тотальное огораживание и чиновничью вольницу разрешил генсек Брежнев. По натуре своей мещанин, он поднял мещанство в номенклатурной среде до уровня нормы жизни. Мир переживал потребительский бум, глобальная война уже невозможна - взаимное сдерживание ядерным паритетом. И власть начала жить по своим особым законам, все дальше отдаляясь от общества.
Людям из этой власти надоела боязнь потерять статус, а с ним и все блага. Надоело прятать лишние брюлики жен от глаз контролеров. Хотелось роскоши - открытой, наглой. При сохранении державы не утянешь лишнего за рубеж - возьмут за штаны. И надо порушить державу вместе с этой системой, чтобы в неразберихе сепаратизма и дележа территорий народы СССР еще долго таскали друг друга за волосы.
В 1989 году началась активная фаза вывоза капитала из нашей страны. Ожили даже те каналы, которые были налажены КГБ прежде, но по тем или иным причинам дремали. Еще в 1969 году решением Политбюро был создан Международный фонд помощи левым рабочим движениям. Долевой взнос КПСС составил $14 миллионов, а годовые взносы колебались в пределах $16-17 миллионов. В 1989-м эта сумма удвоилась! Дополнительно валюта шла якобы на покупки типографий, телеоборудования, спецтехники для товарищей по идеологическим битвам. Битв уже не было, товарищи, преданные перестройкой, сложили оружие, а деньги шли. Куда? Отчетов КГБ не представлял и даже шутил иногда по этому поводу.
По отработанной схеме сливал за рубеж богатство страны и Совмин. Вот он распорядился выдать из Гохрана Госбанку СССР 50 тонн чистого золота. Госбанк передал это золото во Внешэкономбанк СССР. Курьеры с мандатами КГБ вывезли золото за рубеж и положили в хранилища совзагранбанков - филиалов Внешэкономбанка: в Лондоне, Париже, Женеве и Сингапуре. Официальная «крыша» операции - закупка продуктов питания для тех же шахтеров. Но в страну вернулось несколько мелких партий мыла.
А где же наше золото высочайшей пробы? Тю-тю!
Как меня просветили специалисты, по описанной мной схеме с 1989-го по 1991-й ушло из страны около двух тысяч тонн золота.
Не берусь подсчитать, во сколько обошлась тогда нашей стране гремучая ртуть из Кремля. Из КГБ. Из Совмина. Из других центров легальной и тайной власти. Да и кто теперь за это возьмется! Все только знаем, что очень дорого. Но ходили мы еще по цветочкам. А расплата по полной программе будет впереди.

СПРАВКА
Михаил ПОЛТОРАНИН родился 22 ноября 1939 года.
В 1964 году окончил Казахский государственный университет, позднее ВПШ при ЦК КПСС.
С 1986 по 1988 год - главный редактор газеты МГК КПСС «Московская правда».
С 1990 по 1992 год - министр печати и информации Российской Федерации.
В 1992 году занимал должность заместителя председателя правительства РФ и возглавлял межведомственную комиссию по рассекречиванию документов КПСС.

Наша группа ВКонтакте