Нас подружил Ленин

ЛенинНе знаю, как другие, но я свою школьную жизнь помню так, словно, я большую часть провела в школе. Да, наверное, это так и было. Школа тогда действительно была вторым домом: большой спортивный зал, актовый зал с настоящей сценой, работали всевозможные секции, которые вели сами преподаватели и я сейчас удивляюсь, когда они были дома?
Каждый праздник был для нас событием, мы их ждали, готовились, волновались.
Особенно торжественно-праздничная обстановка ощущалась накануне Ленинских дней. Кроме проведения других мероприятий, это было время приема в комсомол и пионеры. В один из таких дней, я, как пионервожатая, готовила группу ребят младших классов для приема в пионеры. Все было хорошо, как вдруг, одна девочка говорит: « Анюту нельзя принимать в пионеры, потому что она верит в Бога». Я растерялась, ничего про религию я не рассказывала, да и мы все были атеистами.
Посоветовавшись с их классным руководителем, мы пошли к Ане домой поговорить с родителями, может быть, они против вступления дочери в пионеры, правда, сама Аня была одной из лучших учениц и очень хотела стать пионеркой.
Дома у Ани оказалась родственница, которая приехала из Ленинграда. Она болела и лежала в маленькой комнате, где кроме ее кровати, столика и стула ничего не было. В углу над столиком висели две иконки, а под ними был прикреплен портрет Ленина.
Анна Павловна, тетя Анюты, прожила в Ленинграде всю блокаду, а когда осталась одна, приехала жить к родственникам.
Пока мы думали с учительницей, как начать разговор, как вбежала доносчица – Маша, довольно бойкая девчонка и затараторила показывая на иконы: «Я же говорила, я же говорила».
В ходе разговора выяснилось, что Анна Павловна пережила блокаду Ленинграда с родными, ее мать была верующей и всю блокаду молилась перед этими иконами, и была уверена, что благодаря этому они и выжили. Портрет же Ленина остался от мужа, который хоть и не близко, но знал Ленина, да и сама Анна Павловна один раз слышала его выступление. И теперь эти дорогие для нее реликвии единственное, что осталось от ее любимых людей. Голос у Анны Павловны был слабый, и говорила она тихо. Хорошо помню, как она, рассказывая о ее встрече с Лениным, все время повторяла: «Как он говорил, как он говорил! Если бы не дождь, мы бы еще долго его слушали, а когда расходились, наши глаза просто светились, он как будто вложил в нас частичку своего сердца».
Позже мы пытались пригласить Анну Павловну в школу, но она тяжело болела. Знаю только, что к ней кто-то приезжал из Красноярска и о ней писали в газете.
Девочка Анюта стала историком, училась в Ленинграде, а девочка Маша – медсестрой. Они стали подружками и в одном из сочинений в старшем классе написали: «Нас подружил Ленин».
Только спустя годы я осознала, что дотронулась рукой до истории, ведь я говорила с очевидцем Ленина!

Островская В.И.,
апрель 2011г.

Наша группа ВКонтакте