Экономика дефицита

Бензиновый кризисДефицит бензина в нефтедобывающей стране, которая по уровню добычи нефти стоит на первом месте в мире, обгоняя даже Саудовскую Аравию (хотя по запасам мы только на седьмом месте), был бы смешной шуткой, если бы не был правдой. Это все равно, что дефицит бананов в Эквадоре. Хотя, думаю, будь у них такое же правительство как у нас, мы бы увидели и такое. Тем не менее, сегодня мы являемся свидетелями того, от чего либеральные экономисты лечили нас с 1991 года – дефицита. Того самого, который, казалось бы, должен был уйти в прошлое с приходом капитализма. Причем дефицита бензина, чего не было даже во времена брежневского «социализма». До перестройки бензин был дешевым и отпускался вдоволь. А сейчас, приходится на всякий случай заправлять полный бак, причем еще безумно переплачивая.
Найти конкретных виновных крайне сложно, потому что все действующие лица перекладывают ответственность друг на друга или на объективные обстоятельства. Так, по мнению ряда экспертов, значительный вклад в сложившуюся ситуацию внесла остановка на профилактический ремонт и амортизацию сразу всех четырех нефтеперерабатывающих комбинатов Центрального региона России. Кроме того, на очереди ремонта стоят еще несколько нефтеперегонных комплексов Сибири. Кстати, почти во всех дефицитных регионах поблизости имеются крупные нефтеперерабатывающие комбинаты. Помимо этого дополнительные сложности возникают из-за того, что весь бензин концентрируется на нескольких крупных складах, куда уже давно стоят длинные очереди из цистерн. Вывезти топливо и развести по частным заправкам оказывается титанической проблемой. К тому же, что в ряде регионов местные ДПС и региональные власти препятствуют движению цистерн по дорогам из своих соображений.
Все это, безусловно, может иметь значение, но, невозможно не видеть конкретных лиц и структуры, явно имеющих в происходящем свой интерес. Так, в Алтайском крае 90% поставок бензина приходится на две крупные компании: «Роснефть» и «Газпром нефть», а дочки этих компаний «Газпромнефть-Алтай» и «Роснефть-Алтайнефтепродукт» исправно продают дефицитное топливо, не забывая переписывать цены в сторону их увеличения, тогда как другим топливо просто не отгружается. Две и без того крупнейшие корпорации региона просто монополизировали рынок, выдавив всех конкурентов, мелкий заправочный бизнес. Теперь, даже без значительного увеличения цен, прибыли монополий баснословно возрастут за счет перераспределения рынка. Естественно, сами монополии своей вины не признают, перекладывая ответственность на частных продавцов. Мол, виноваты местные операторы, которые не учли изменений порядка реализации ГСМ на электронных биржевых торгах, несвоевременно зарегистрировались или не оформили необходимые документы. Хотя на электронных биржах продается не более 9,2% всей реализуемой крупными компаниями продукции. При таком маленьком объеме едва ли сбой в их работе мог привезти к таким серьезным последствиям.
Дело, конечно, не сводится к зачистке монополиями внутреннего рынка. Цена топлива на западных рынках растет в арифметической прогрессии, тогда как в России беднеющее население не способно заплатить за топливо много. Теперь гнать топливо на Запад стало значительно выгоднее, чем продавать его на Родине. Это отражает статистика. Если экспорт автобензина в I квартале 2010 года составлял 1,2 млн. тонн, то в I квартале 2011 года он достиг 1,8 млн. тонн. Увеличение объемов экспорта составило 50%!
Скачок экспорта и есть главная причина дефицита. В XIX веке Россия экспортировала зерно под лозунгом «Недоедим, но вывезем!» Сегодня тем же принципом руководствуются применительно к нефтепродуктам. И усилия правительства по регулированию цен оборачиваются против самой же власти. Путин замораживает рост цен, дабы помочь населению, а компании усиливают экспорт, создавая дефицит, от которого это же население и страдает. Капитал гонится за максимальной прибылью, сколько бы он ни заявлял о своем патриотизме.
Комизма ситуации придает и то обстоятельство, что нефтяная отрасль имеет максимальный уровень государственного вмешательства. Казалось бы, какое хорошее поле для проявления социальной ответственности! Однако окрики всемогущего премьера и угрозы главы Федеральной антимонопольной службы Артемьева не дают ожидаемого результата. С учетом того, что главные фигуранты дела, компании «Роснефть» и «Газпром нефть» принадлежат государству на 100% и 51% соответственно, этих призывов вообще бы не потребовалось будь у правительствва политическая воля. Цены упали бы до той величины, какую потребует формальный собственник, и держались на ней до соответствующего распоряжения.
Нынешний кризис со всей очевидностью показывает, что нужен системный подход, нужна реальная национализация нефтяной отрасли, чтобы доходы не распределялись между бюрократами-управленцами в госкомпаниях, а шли в бюджет, на социальные нужды и на решение задач экономического развития. Бюрократический капитализм, представленный нынешними госкомпаниями, эти задачи решить не может, он способен только организовать выкачивание прибыли из общенационального достояния под государственным прикрытием. Пока нефтянка будет в руках кремлевских капиталистов, рост цен, а теперь даже дефицит неизбежны.

Алексей Симоянов

Наша группа ВКонтакте