Бедные становятся беднее, богатые – богаче

Капитализм
Вся правда о крайностях глобального неравенства 

Мир капитала несправедлив. 200 богатейших людей владеют 2,7 триллионами долларов, и это больше чем совокупное богатство 3,5 миллиардов человек, обладающих лишь 2,2 триллионами долларов. Столь огромную разницу в доходах даже представить себе сложно.
 
Как такое возможно?


Капитал перетекает от бедных к богатым

Неравенство увеличивается отчасти благодаря неолиберальной экономической политике международных институтов (вроде Всемирного Банка, МВФ и ВТО), навязываемой на протяжении последних десятилетий развивающимся странам. Данная политика изначально создана для того, чтобы заставлять страны либерализовать рынки и держать их открытыми с целью обеспечения мультинациональным корпорациям доступа к дешевой земле, дешевым природным и трудовым ресурсам. Бедные страны расплачиваются за такую экономическую политику еще и тем, что теряют около 500 миллиардов долларов годового ВВП – как утверждает Роберт Поллин, экономист из университета Массачусетса.

В результате мы четко видим, как перетекает богатство из бедных районов в богатые. 

Правительства богатых стран неустанно и торжественно повторяют о том, сколько они тратят на помощь развивающимся странам, а мультинациональные корпорации в каждом годовом отчете не единожды упоминают о своей помощи, о своей приверженности принципам «корпоративной социальной ответственности». Об этом же они неустанно повторяют, презентуя свою продукцию, умалчивая, конечно, о том, сколько они взяли у развивающихся стран. Но все расходы на благотворительную помощь бедным просто меркнут в сравнении с объемом капитала, движущимся в противоположном направлении. Одна лишь практика ухода от налогообложения приносит суммарную прибыль в объеме более 900 миллиардов долларов в год – это деньги, которые корпорации крадут у развивающихся стран, а затем прячут их в «налоговых гаванях» (точнее, на воровских «малинах»), центром которых является лондонский Сити. Только на обслуживание внешнего долга развивающиеся страны выплачивают ежегодно около 600 миллиардов долларов, причем большая часть этих выплат производится в счет погашения незаконных займов, которые набрали давным-давно свергнутые диктаторы. Все эти потоки капитала и можно трактовать как прямое перекачивание денег от бедных к богатым.


Дефицит демократии

Следует также отметить, что географическое разделение на «глобальный север» и «глобальный юг» сейчас уже не столь четко выражено, как прежде. Такого рода разделение имеет место и внутри таких стран, как Китай и Россия. Корректнее было бы в данном случае изобразить противостояние небольшой группы частных лиц и людей, управляющих корпорациями (то есть глобальной элиты) с одной стороны и большинства населения планеты – с другой. Сейчас уже речь идет не о разделении на Запад и весь остальной мир, а о классовом разделении, существующем во всех странах мира. Тем не менее, следует признать, что институты контроля глобальной экономики (Всемирный Банк, МВФ, ВТО, а также институты, ответственные за реализацию различных соглашений о свободной торговле) монополизированы странами Запада. Однако этот факт ни в коей мере не означает, что они представляют интересы избирателей западных стран, поскольку те, кто управляет этими институтами (банкиры, торговые представители и лоббисты их интересов) не избираются в ходе демократического процесса.

Всемирный Банк и МВФ при этом могут навязать развивающимся странам определенную экономическую политику, даже если избиратели этих стран и избранные ими представители власти единогласно отвергнут ее. Кроме того, эти институты пользуются «суверенным иммунитетом», который защищает их от судебного преследования в том случае, если экономическая политика, навязываемая в качестве условий займа, оказывается провальной, приводя к экономическому кризису и массовому обнищанию населения. Иными словами, эти институты не только сами не являются демократическими, но они к тому же стоят над местными демократиями и потому преобладают над волей избирателей независимых стран. При этом люди, пострадавшие от навязанной этими институтами политики, не могут даже рассчитывать на правосудие. Такой же дефицит демократии мы наблюдаем и в самих корпорациях. В мире сейчас большинство крупнейших хозяйствующих субъектов – корпорации, а не государства. Руководство этих корпораций не избирается демократическим путем и не подотчетно гражданам. Оно ответственно лишь перед своими акционерами, требующими от них максимально увеличивать прибыль, пусть даже за счет человеческих жизней или за счет уничтожения планеты. Такие корпорации обладают властью большей, чем правительства тех стран, где они ведут свою деятельность. И одной из причин тому являются навязываемые ВТО и различными договорами о свободной торговле «соглашения о разрешении споров между инвесторами и государством», позволяющие корпорациям требовать от местных правительств отмены законов, ставящих под угрозу прибыль корпораций – таких, например, как законы о минимальной заработной плате или природоохранные законы.


Нужно изменять правила

Всё дело в том, что власть корпораций оказывается превыше национального суверенитета. Поэтому мы должны признать, что демократические институты, которые мы так усиленно старались укреплять на протяжении XX-го века, уже не способны защищать нас в «дивном новом мире».

Нам нужно изменить сами правила игры, причем сделать это необходимо как можно быстрее. Учитывая тот факт, что реальную власть сейчас постепенно передают институтам наднационального уровня, нам нужно, соответственно, начать выстраивать глобальную демократическую систему, способную сдерживать жадность корпораций и их погоню за прибылью. Для этого, вероятно, нужно будет ввести минимальный налог на корпорации на глобальном уровне, чтобы покончить с практикой указания неверной цены сделки (используемой традиционно для ухода от налогообложения – прим. пер.) и «налоговыми гаванями». Возможно, следует также ввести минимальную зарплату на глобальном уровне, которая установит нижний предел «гонки на понижение» стоимости труда. И, конечно же, необходимо будет вырвать контроль над установлением законов и правил международной торговли из рук банкиров МВФ и технократов ВТО. Сами же эти институты необходимо будет подчинить новым институтам, действующим на основе принципов прозрачности и демократии.

Если уж наша экономика глобализируется, то над ней нужен глобальный демократический контроль. Сможем ли мы добиться этого? Да. В любом случае, у нас нет иного выбора. Будущее всего человечества и нашей планеты зависит от нас. Кто-то скажет, что мы мечтатели, если требуем столь глобальных перемен. Однако настоящие мечтатели это те, кто воображает, что мы и дальше сможем сохранять нынешнее положение вещей в неизменном виде.

Джейсон Хикел (Новый левый проект)
Перевод: Дмитрий Колесник. 
Дается в сокращении

Наша группа ВКонтакте