Имитация народного хозяйства

Образование
Прозвучало предложение министра труда Максима Топилина – о том, чтобы вузы, чьи выпускники не смогли устроиться на работу, платили им пособие по безработице из своих денег. Дабы впредь готовили только тех специалистов, которые будут востребованы на рынке труда. Идея с большим потенциалом. Причем не только юмористическим. Это, скорее, повод поговорить о мире, в котором мы живем.

Профессора университета спрашивают: «Что вы говорите своим выпускникам, когда встречаете их?» Ответ: «Большую картошку и колу». Идея понятная: система временной низкооплачиваемой работы, пригодной, чтобы временно же перебиться, – традиционное место для тех, кто не нашел рабочее место по специальности. Кстати, не худший вариант по сравнению с пособием. Но попытку взимать с вузов деньги за неустройство выпускников нужно рассмотреть с нескольких точек зрения.

Во-первых, я не уверен, что целью вуза является непременное трудоустройство выпускника. Конечно, есть учебные заведения, которые привлекают абитуриентов именно тем, что выбранная профессия и качество обучения всегда и везде популярны на рынке труда. Но есть профессии, которые не вполне пригодны для рынка труда. В основном это, конечно, творческие специальности. Скажем, Литературный институт. Или обучение живописи. Какой вуз может гарантировать будущему писателю или художнику, что их труды будут продаваться? Или – выпускник философского факультета. Как рынок труда для него приспособлен? С рынком труда для профессиональных философов дело лучше обстояло в Древней Греции, нежели в современной России.

Идея коллективной ответственности вуза за трудоустройство немного напоминает идею коллективной ответственности родственников за правонарушения одной «паршивой овцы» из семейства. Вторую идею тоже пытались внедрить некоторое время назад, но из-за сопротивления общественности оставили в стороне. А если по данной профессии на рынке труда все обстоит нормально, да вот сам выпускник оказался некачественным? Скажем, неграмотный лентяй. Или вуз должен принудить учиться того, кто учиться не хочет? Можно, конечно, сказать: да, через угрозу отчисления. Но это – угроза для бюджетников. А те, кто учится за свой счет? Их и отчислять бессмысленно, и, боюсь, сами вузы будут возражать...

Второй ракурс проблемы. А откуда берутся безработные на рынке труда? Вот буквально сейчас численность официальных безработных в России достигла миллиона человек. И далеко не все из них неграмотные, непрофессиональные люди. За последние 20 лет в стране сильно урезали множество отраслей. Например, авиастроение. И что? МАИ должен платить штраф за то, что решениями правительства была разрушена отрасль и выпускники не могут найти работу? А как быть с созданием новых рабочих мест, каковое находится в компетенции правительства? Может быть, тогда начнем штрафовать и министров за пресловутое несоздание? За то, что выпускникам идти некуда? А как быть с оплатой труда на этих рабочих местах? Получается, что выпускник, по логике министерства, должен устроиться на работу вне зависимости от того, сколько там платят и в каких условиях он будет работать?

Третий ракурс. Если уж пытаться взимать с вузов фактические штрафы за неустройство выпускников на работу, так давайте выдавать премии тем вузам, выпускники которых максимально трудоустроены. Причем в процентах от их зарплаты. Должны же быть у вузов позитивные стимулы для работы.

А теперь – о существе вопроса. Главные проблемы высказанного министром Топилиным предложения, как мне кажется, в следующем. Чисто сиюминутный эффект этого предложения лежит в общей тенденции, по которой сегодня работает правительство. Это режим экономии «на чем придется». Никакой вуз не в состоянии сейчас – в феврале, посреди учебного года – существенно изменить учебную программу. А значит, при увеличении безработных в мае можно подсчитать, кто из учебных заведений больше всех якобы «породил» безработных, и сразу же за это покарать. Если это решение принимается, то виновные – а значит, экономия бюджета на выплатах пособий – уже найдены.
И вторая глобальная проблема предложения министра Топилина. Дело в том, что российские чиновники и госдеятели регулярно используют словарный запас, выражения и управленческие решения, оставшиеся им от Советского Союза.

Скажем, используется выражение «народное хозяйство». В период СССР оно имело содержательное значение. Но в каком капиталистическом обществе (а у нас же капитализм) хозяйство может быть народным? Оно – частное или государственное. Ничего личного. И ничего «общенародного».

Точно так же и с таким управленческим решением, как «распределение выпускников». Распределять-то можно. Но вот куда именно сейчас распределять государственным решением, например, выпускников медицинских институтов, если другим государственным решением проводятся сокращения в здравоохранении? В СССР было распределение, но было и рабочее место для выпускника – как связанные элементы госполитики. В России же говорят о распределении, но отвечать за получение первого рабочего места должны почему-то вуз и работодатель. То есть кто угодно, только не госполитика.

Существенная часть предложений властных органов страдает этим внутренним противоречием – попыткой замаскировать чисто капиталистические решения псевдосоциалистической риторикой. Либо попыткой совместить в одном флаконе решения совершенно разной направленности.

Плюрализм в одной голове, чего уж.

Александр Шершуков
www.solidarnost.org

Наша группа ВКонтакте