Не спешите нас хоронить

ДемографияЕжегодно, по разным оценкам, наша страна теряет около 800 тысяч соотечественников, уступая по темпам вымирания лишь соседней Украине. При этом в центральной части Российской Федерации умирают в два-три раза чаще, чем рождаются, — историческое ядро нашего государства представляет собой демографическую дыру мирового масштаба… Практически все исследователи прочат нам безрадостные перспективы: число жителей великой и могучей державы к 2050 году уменьшится почти в полтора раза. Предполагается, что по динамике числа жителей Россия будет безусловным аутсайдером на фоне ведущих стран мира.
Как бороться с прогрессирующим вымиранием? Возможно ли повлиять на рост рождаемости? Какие меры предпринять, чтобы сохранить наше народонаселение? В редакции газеты “Городские новости” прошел круглый стол, участники которого попытались найти ответы на эти и другие вопросы. Разобраться в современной демографической ситуации попытались депутат Законодательного собрания Красноярского края Всеволод Севастьянов, депутат Красноярского городского Совета Петр Константинов, главный акушер-гинеколог Красноярска Галина Шагеева и протоиерей Красноярской епархии Иоанн Боев.

— Демографы бьют тревогу — поминки в нашей стране справляют чаще, чем рождение новой жизни. ООН уже записала Россию в страны с вымирающим населением. Что произошло? И так ли уж плохи наши дела?
Всеволод Севастьянов:
— В современной России, как и во всем европейском сообществе, произошло смещение ценностных ориентиров. К чему это ведет? В качестве ответа процитирую Бьюкенена — американского публициста и политика, в свое время бывшего помощником президента Никсона, советником президента Форда, главой пресс-службы президента Рейгана. “Миллионы людей ощущают себя чужаками в собственной стране. Они отворачиваются от масс-культуры с ее культом животного секса и гедонистических ценностей. Они наблюдают исчезновение старинных праздников и увядание прежних героев. Они видят, как артефакты славного прошлого исчезают из музеев и заменяются чем-то уродливым, абстрактным <…>; как книги, запомнившиеся им с раннего детства, покидают школьную программу, уступая новым авторам, о которых большинство никогда не слышало; как низвергаются привычные, унаследованные от поколений предков моральные ценности; как умирает взрастившая этих людей культура — вместе со страной, в которой они росли…” Многие полагают, что это о России, потому что во фразе “…уродливым, абстрактным” я нарочно опускаю последнее слово — “антиамериканским”. По сути, это и о нас тоже, поскольку мы своим стремлением интегрировать себя в европейское сообщество ступаем на путь западной цивилизации, на ту самую дорогу, о которой говорит Бьюкенен, а значит, нас ждет такая перспектива. “То, что вчера считалось постыдным — прелюбодеяние, аборты, эвтаназия, самоубийство, — сегодня прославляется как достижения прогрессивного человечества… Но нынешнюю доминирующую культуру правильнее называть постхристианской или даже антихристианской, поскольку ценности, ею прославляемые, суть антитезис древнего христианского учения”, — пишет Бьюкенен.
Семья, дети, традиции больше не являются чем-то ценным и значимым. Я изучил некоторую статистику — из 47 европейских стран одна Албания по уровню рождаемости имеет шансы сохранить свое народонаселение. Демографическая пропасть — проблема белой расы в целом.
Но вернемся к России…Что было в эпоху крестьянской Руси? Отец и мать работали дома на глазах у своих детей. Потом папы ушли в город, трудиться на фабрики и заводы, а ведь это уже своеобразная революция в семейном устройстве. Прошло время, и настал тот момент, когда наши милые дамы рванули в самостоятельную жизнь. Они стали самодостаточными — начали зарабатывать, строить карьеру. Сегодня бизнес-вумэн воспринимается нами как успешная женщина. А в чем, собственно, ее успех? Зачастую никто не обращает внимания на то, сколько у нее детей, как складывается ее личная жизнь… Но, устраивая карьеру, вряд ли обзаведешься тремя-четырьмя детьми. К сожалению, все чаще современные женщины рожают одного ребенка и считают это нормой.

— Многие исследователи рассуждают на эту тему. Если женщина зарабатывает более чем достаточно, чтобы чувствовать себя экономически независимой, она не станет искать себе мужа. Если можно заниматься сексом просто так, не имея в виду зачатия, — зачем выходить замуж и жениться? Как следствие институт семьи начал отмирать. А с этим институтом начали умирать и мы.
Иоанн Боев:
— Для церкви это не просто важный вопрос, это боль. Мы утратили вековые христианские традиции. Типичная семья еще век назад — обязательный венчанный брак, несколько детей, несколько поколений — бабушки, внуки, жизнь без разводов. Сегодня настала эра однодетности. И семья — нечто исчезающее из человеческой жизни. А ведь по сути, если бы современный человек смог увидеть, как жили люди двести-триста-четыреста лет назад, то вся та, если позволите выразиться, бутафория, которая стоит сегодня перед его глазами, начала бы растворяться. Исчезла бы иллюзия его успешной жизни.
У моей бабушки 26 внуков и 39 правнуков. Но, к сожалению, сейчас слишком мало таких примеров. Современных детей, едва они подрастут, ведут в ясли, потому что матери спешат выйти на работу, тем самым лишая свое чадо любви. А если ребенку не додается любви, в будущем он не станет хорошим семьянином…
Галина Шагеева:
— Исторически сложилось так, что предназначение женщины — рожать и растить детей. Однако стоит признать, что ее сегодняшняя миссия намного шире. Современные женщины не хотят всецело посвящать себя воспитанию детей, сидя при этом дома. Впрочем, стоит ли обвинять их в этом?.. При желании можно реализовать себя и в семье, и на работе.
Что касается демографической ситуации, стоит признать, что в целом по стране она действительно сложная. Однако в Красноярске наметились положительные тенденции. В течение последних четырех лет наблюдается постоянный прирост числа новорожденных на 11—12 процентов. А в 2008 году в нашем городе впервые за долгие годы был зарегистрирован естественный прирост населения — рождаемость превысила показатель смертности. Считаю, что одна из причин этого — меры государственной поддержки, которые оказываются сегодня в нашей стране. Речь идет и о постоянно индексируемых пособиях, и, бесспорно, о материнском капитале, поскольку если посмотреть по паритету родов, это вторые и даже третьи дети в семье. Отмечу, что во времена экономической стабильности показатели роста рождаемости были ниже. А сегодня, в период кризиса, благодаря господдержке мы имеем хорошие результаты. Уверена — если государство и дальше продолжит работу в данном направлении, рождаемость будет расти.
Петр Константинов:
— Мне кажется, что демография — проблема не социально-экономического характера, она в большей степени касается сознания людей. Наши дедушки-бабушки в тесных домах скромно растили по семь-восемь детей и были счастливы. Семья была смыслом их жизни.
А что есть человеческая жизнь для современного общества? Сегодня киловатт-час, потраченный на изготовление детали, имеет ту же стоимость, что киловатт-час для приготовления каши для ребенка. В силу той парадигмы, которую приняли, следуя за Западом, мы стали измерять нашу жизнь в экономических параметрах. Мы потеряли смысл, который вкладывали когда-то в слова “мать”, “жизнь”, “семья”. Мы позабыли о светлых христианских традициях, и мы продолжаем забывать обо всем том хорошем, что было когда-то.

— Выходит, только экономическими мерами нельзя повлиять на рождаемость?..
Петр Константинов:
— Мы имеем опыт Франции, где материально пытались стимулировать рост рождаемости. В итоге начало плодиться бедное арабское население, которое рвануло за обещанной помощью. Конечно, Россия — не Франция, у каждой страны свои проблемы: в Европе высока смертность, а Китаю грозит перенаселение. Как бы то ни было, темпы рождаемости не должны опережать, но в то же время не должны отставать от темпов социально-экономического развития государства. Однако регулировать рождаемость при помощи одной лишь материальной составляющей было бы ошибочно. Нужно работать с сознанием, причем с самого рождения. Начиная с яслей, в мальчике необходимо воспитывать мужчину, главу семейства, в девочке — продолжательницу рода, хранительницу очага…
Всеволод Севастьянов:
— В России свои специфические проблемы, и их надо учитывать. Например, приобрести квартиру сегодня слишком дорогое удовольствие, расширить жилплощадь зачастую очень непросто. Ипотека в условиях кризиса малореальна. Так вот, если бы государство помогало семьям улучшать жилищные условия, например, прибавкой комнаты за каждого ребенка, проблема бы решалась. Было бы накладно, но результат того стоит. Даже в нынешних условиях, когда женщина стремится к самостоятельности и свободе, она не боялась бы рожать, зная, что ее семью обеспечат квартирой. Ведь для некоторых отсутствие собственной жилплощади является сдерживающим фактором.
Второй — наиболее значимый — момент: у женщины должен быть мужчина, с которым можно создать семью, рожать детей. Это должен быть надежный человек, который способен нести ответственность за нее и детей, который не бросит семью. И такого мужчину надо воспитывать, они не рождаются сами по себе. Важно, чтобы государство помогало родителям в этом процессе.

— Получается, будь у нас достойные жилищные условия и высокопорядочные мужья, дело сдвинулось бы с мертвой точки?..
Всеволод Севастьянов:
— Убежден: если у нашей женщины что-то не получается, виноваты в этом двое — мужчина и государство. Впрочем, и у нее надо спросить, чего ей недостает. Справедливо, на мой взгляд, было бы поставить памятник мужчине, который изобрел стиральную машину. Это историческое событие в жизни любой женщины. Я помню свою маму, которая стирала на доске и полоскала белье в Енисее зимой… Так что еще надо создать для наших женщин, чтобы облегчить их участь?
Иоанн Боев:
— Как только человек приобретает какое-то облегчение в жизни, возникает вопрос: чем он заполнит это свободное время? Хорошо, что сегодня можно не стирать на ребристой доске и не полоскать в реке. Но вместо этого некоторые предпочтут посмотреть телевизор или сходить в солярий.
У многих семей есть все — просторные квартиры, дорогие машины, престижная работа, а дальше что? Зачастую у человека, который получает какие-то дотации, материальные блага, что-то происходит с головой, душой.
Главная задача современного человека — заработать побольше денег, чтобы обеспечить себе прекрасный досуг. Практически все люди, занимаясь каким-либо делом, думают: вот сейчас они поработают, а потом хорошо отдохнут. В итоге получается — жизнь не ради жизни, а ради отдыха.
Даже если решить социально-экономический вопрос для каждой семьи, не факт, что все начнут рожать детей. Достаток и рождаемость не взаимозависимы. В храме в этом легко убедиться. Более половины прихожан — многодетные семьи.

— Стоит констатировать тот факт, что сегодня мы имеем дело с потребительским обществом. К несчастью, материальное зачастую ставится превыше духовного. А Бог… к нему нужно суметь прийти.
Всеволод Севастьянов:
— Одна церковь не поможет. Вернувшись из храма, мы включаем телевизор, и на нас “полилось”… Необходимо оградить общество от тлетворного влияния масс-культуры. Эту роль должно взять на себя государство. Оно должно участвовать в процессе воспитания, сводя до минимума соблазны, которые испытывают дети, выходя за пределы дома. Именно государство должно сопровождать нас положительными примерами героев — через учебники, фильмы, СМИ. В Британии, например, существует специальная комиссия, которая отсматривает фильмы для детей и рекомендует их к показу.
Если девушка стоит на панели, государство наряду с родителями виновато в этом, потому что не сумело привить человеку чувство собственного достоинства.
Петр Константинов:
— Касаемо масс-культуры, это частный вопрос. Усилия включить и выключить телевизор — одинаковы. Человек сам вправе выбирать — читать ли ему книгу, играть ли с ребенком, или же смотреть ТВ.
Что такое государство... Идут по улице юноша и девушка, какую роль оно должно сыграть в их жизни? Если мы имеем в виду властную структуру, конечно, государство может оказать помощь, поддержку.
Но с точки зрения демографической политики я не стал бы ставить его на первое место. Государство ведь не помогает нам дышать, и когда мы хотим есть, мы не вспоминаем о государстве, мы просто готовим себе пищу. Для нас это естественно. Продолжение рода также естественно. И проблема здесь отнюдь не в политике государства, а в отсутствии духовно образующего стержня внутри нашего общества.
Галина Шагеева:
— Необходимо сделать ставку на воспитание будущих отцов и матерей. И здесь одинаково значимой может стать роль и церкви, и государства… Приоритетом в решении демографических проблем являются установки в семье: дети поступают так, как в свое время поступали их родители.
Впрочем, от влияния экономических условий на демографическую ситуацию в нашей стране мы уже не уйдем. По крайней мере, сегодняшнее поколение воспитано так: сначала сам встань на ноги, потом рожай детей. Возможно, эта установка утратит силу, но без крыши над головой и средств к существованию все равно не обойтись…

— Выстраивается своего рода план действий: надо духовно оздоровить общество и немного помочь ему материально… Тем не менее прогнозы большинства демографов неутешительны. Неужели никто и ничто не может нам помочь, неужели это тупик?
Иоанн Боев:
— Если человеку не говорить, что он в тупике, он не станет прилагать никаких усилий, чтобы исправить ситуацию. Я принимал участие в круглом столе при патриархии, посвященном проблемам демографии. Там прозвучала такая мысль: чтобы выровнять демографическую ситуацию в России, необходимо даже той семье, где уже есть семеро детей, родить восьмого…
Вера — соль земли, ее много не бывает. В целом я настроен оптимистически. Думаю, что изменения в обществе произойдут, и уже через 10—15 лет мы увидим другую тенденцию в наших семьях.
Всеволод Севастьянов:
— Я убежден в особой миссии России в развитии мировой цивилизации. Полагаю, что сейчас происходит осмысление той самой миссии. Пройдет время, появятся люди, которые помогут настроить общество на укрепление наших корней. К сожалению, в России не обходится без перегибов, но мы сохранили вектор, направленный на восстановление державности, духовности, нравственных ценностей. Вектор, на котором базировалось образование русского народа. Тот образ жизни, который приемлем и понятен нашему народу, восторжествует.
Галина Шагеева:
— Я далека от мысли, что мы в тупике. Наше общество развивается, и перспективы, безусловно, есть. Мне кажется, самая главная задача сейчас — сконцентрироваться на воспитании нового поколения, чтобы наши детки были высоконравственными, развитыми духовно. А государство, безусловно, должно поддерживать и укреплять институт семьи.
Материальные меры поддержки всегда вызывают вопрос: не ответит ли социально неблагополучное население ростом рождаемости? В Красноярске тенденции таковы, что уровень рождаемости у данной категории граждан не зависит от инициатив государства. К счастью, сегодня в основном рождаются желанные дети. Еще один хороший показатель репродуктивного поведения, который мы отмечаем в последние годы, — снижение числа абортов. Если раньше из трех беременностей две прерывалось путем медицинского аборта, сейчас на одни роды приходится 0,6 аборта.
Это тоже говорит о позитивной динамике. Мы на правильном пути.
Петр Константинов:
— Тупика нет, да его и не может быть у общества, которое развивается. Проблемы есть, но они решаемы. Следует просто открыть глаза и спросить себя: для чего мы живем?

Дарья ТЕПЛЫХ
«Городские новости», № 125 (2027), 25 августа 2009 г.

Наша группа ВКонтакте