Российская безнадёжность

РоссияЕсть в Красноярском крае село с замечательным названием – Российка. Маленькая Россия, значит. Село это, как и всё наше Отечество, хлебнуло лиха от «реформ», и так же, как вся страна, ждёт, когда же жизнь наладится.
По просьбе местных жителей отправился туда депутат Государственной думы Владислав Юрчик, чтобы встретиться с сельчанами, выслушать, попробовать помочь в решении их проблем. На автомобиле от Красноярска до Российки – часа полтора, и Валентина Мыльникова, передавшая депутату просьбу от односельчан, успевает не торопясь рассказать историю своей малой родины.
Основатели села перебрались в Сибирь из Могилёвской губернии чуть более века назад – в 1908 году, во время «столыпинского переселения». По берегам здешней речушки, из которой переселенцы брали воду, росло много черемши, и быть может поэтому новую деревню назвали Черемшанка. Уже через несколько лет деревня насчитывала три десятка дворов. Черемшанцы жили дружно, многие работы делали сообща: несколькими дворами, а то и всей деревней.
С приходом Советской власти деревня сменила название на более звучное – Российка. Привычка к совместному труду обусловила быстрый переход сельчан в колхоз в период коллективизации. Причем первыми вступили в колхоз именно основатели села: им, наверное, лучше других было известно о преимуществах коллективного труда.
В 1932 году для обеспечения города Норильска продуктами сельского хозяйства было решено создать в Российке крупный совхоз. Село начало стремительно развиваться: построили свою пилораму, кирпичный завод, различные мастерские, разбили прекрасный сад.
Грянувшая Великая Отечественная война прервала мирную жизнь села: по призыву Родины мужское население отправилось на фронт, 99 человек из них не вернулись… В 1985 году – в год 40-летия Победы – был воздвигнут величественный памятник павшим воинам. И это чуть ли не последнее, что было построено в селе: началось лихолетье, почему-то названное «перестройкой».
К началу перемен село подошло крепким, богатым: Красноярский трест «Жилстрой-1», в брежневское время закрепленный за Российкой в качестве шефа, отстроил здесь больницу, Дом культуры, торговый центр, детский сад, в достатке было сельскохозяйственной техники, имелись свои птичник и пасека. Казалось, что стоит только сбросить «путы тоталитаризма» и превратится Российка, как это напропалую обещали «реформаторы», в маленькую капиталистическую Швейцарию. Но вышло всё совсем иначе: не зажила «маленькая Россия» по-европейски, а вместе со всей страной провалилась куда-то в «третий мир». Итоги таковы: хозяйство разорено, молодежь разъехалась, исчезли фермы и пасека, технику растащили, заброшен сад, поля зарастают бурьяном…
Но вот машина останавливается у сельской администрации – приехали. Достаточно осмотреться вокруг, чтобы увидеть упадок во всем: посередине села – большой пустырь, в здании торгового центра выбиты стекла, вдали виднеются развалины хозяйственных построек. Лишь памятник павшим на Войне выглядит чистым и ухоженным, да и то – не ведет к нему дорожка, так и стоит он посреди травы.

Село Российка, памятник
Памятник – едва ли не последнее, что было построено в Российке

Жители собрались в зале Дома культуры, и небольшая делегация, в которую входит и глава района Александр Зайков, по узкой тропинке двигается туда. Навес над крыльцом, кажется, держится еле-еле, и все стараются поскорее войти внутрь. Сельчане, увидев, что к ним приехал не только депутат Госдумы, но и районный голова, начинают наперебой рассказывать о наболевшем: лес вокруг села хищнически вырубается и губится, с исчезновением детского сада ребятня предоставлена сама себе – так и играют дети на крыльце заброшенного торгового центра, местная школа после пожара в 2004 году располагается в здании бывшего фельдшерско-акушерского пункта, совершенно для этого неприспособленного – нет там ни спортзала, ни нормального пищеблока. Полно проблем вокруг и даже над головой: достаточно посмотреть на потолок зала, сплошь покрытый темными разводами, чтобы убедиться в этом. «При каждом дожде заливает, в любой момент может обвалиться и прихлопнуть всех!» – с горечью говорит один из местных жителей, указывая наверх.
Выясняется, что Дом культуры для села важен еще и потому, что планируют в его здании устроить спортивный зал для учащихся, так как на строительство новой школы в обозримом будущем никто не надеется.

Село Российка, в Доме культуры
В разрушающемся сельском Доме культуры

«Чем вообще живет село? Где работают местные жители?» – спрашивает у собравшихся Владислав Юрчик. Оказывается, что никакой работы в Российке давно нет, живут люди на пенсии и пособия, перебиваются, словом, как могут. Глава сельсовета Галина Ким рассказывает о сотрудничестве с Центром занятости, об организации «общественных работ» на которых устроено «в этом месяце восемь, а в следующем месяце – четырнадцать человек». Всем ясно, что это не выход.
Разговор сворачивает в общеполитическое русло. Сельчане жалуются, что перед каждыми выборами к ним приезжают, обещают отремонтировать, отстроить, помочь, а как выборы проходят, так и забывают о своих обещаниях.
– Так вы сами и виноваты, – прямо говорит Владислав Юрчик. – Потому что раз за разом голосуете за обманщиков. Снова и снова выбираете эту власть, которая довела село до такого состояния. Вот как голосуете, так и живёте!
Собравшиеся опускают глаза.
– Да не голосуем мы уже за них!.. – слышится робкий голос (на выборах в 2003 году в Большемуртинском районе, в который входит Российка, за «Единую Россию» проголосовало 35% избирателей, в 2007 г. – уже 62%. – прим. авт.).
– Вот и будьте умнее в следующий раз. Верьте не тому, что вам по телевизору говорят, а верьте делам. А дела – вот они! – отвечает депутат, указывая на развалины за окном.
Встреча заканчивается, Владислав Юрчик записывает в блокнот, о каких проблемах шла сегодня речь. Уже завтра депутатские запросы будут отправлены в соответствующие краевые министерства. Перед отъездом заключается полушутливый договор: в следующий приезд сельчане напоят гостей чаем со знаменитым местным вареньем. А вернуться депутат намерен скоро – уже через месяц, к тому времени власти уже должны хоть как-то отреагировать.
Уже по дороге в Красноярск Владислав Юрчик замечает:
– Какое все-таки подходящее название у села – Российка. Как в маленькой копии России, в нем видны все проблемы страны. И главная из них: разрушена экономическая основа жизни, уничтожено производство – база, на которой все держится. Вот поможем сейчас с крышей для ДК, а дальше что? А дальше то же самое: ничего село не производит, денег в сельском бюджете нет, так что теперь, на каждый ремонт деньги из края выбивать? Раньше здесь был богатый совхоз, который заботился о населении, строил, выделял ресурсы на «социалку». Теперь его нет, и села через некоторое время не будет, если ничего не изменится. И ведь таких сёл – большинство.
Депутат не сказал, но ясно, что у России – та же беда, что и у ее маленькой копии. Если будет продолжать угасать промышленность и сельское хозяйство, то судьба страны – незавидна. Достанется она нашим более умным и дальновидным соседям, не позволившим дуракам и проходимцам разрушить основу существования государства.

Наша группа ВКонтакте