Граверная игла под кожей общества

Франсиско ГойяЮбилей выпуска серии офортов «Капричос» Франсиско Гойи.

Это событие произошло 210 лет тому назад, в 1799 году в Испании. На свет была произведена «серия офортов на причудливые сюжеты, сочиненных и гравированных доном Франсиско Гойя», известная под названием «Капричос» и представляющая собой общечеловеческий «документ» исключительной силы и значения.
Общество XVIII века в Испании переживает глубочайшие социально-исторические потрясения – распад феодального строя, период буржуазных революций и войн, трагедий народов и переворотов в сознании людей, инквизиции, которая по-прежнему царит в Испании. Все эти факторы находят отражение в каждом из 80 офортов: мир предстает здесь единым в своем многообразии и закономерным в своих метаморфозах - в борьбе жизни и смерти, света и мрака, незыблемыми противоречиями низменного и высокого, безобразного и прекрасного, житейского и космического.

Франсиско Гойя, офортаКогда смотришь на офорты «Капричос», в глаза сразу бросается удивительная конкретность образов, которые черпают свою жизненность не в сфере одного лишь «возвышенного» и «прекрасного», но решительно во всех, даже подчас самых «вульгарных» этажах реальной жизни. Все человеческие пороки были изложены художником. Одна из тем – это лицемерие, царящее в отношениях между мужчинами и женщинами. Гойя показывает, что представители обоих полов одинаково повинны в семи смертных грехах, все они в равной степени одержимы похотью, алчностью, лживостью и всеми остальными пороками по каноничному списку. Кстати говоря, когда Гойя создавал свою знаменитейшую серию, он был поражен сильным недугом – глухотой. Художник не мог слышать, но зрение его обострилось и он «разглядел» всю порочность и низменность общества в котором жил. Мастер был знаком с теорией о том, что нравственное состояние человека обязательно отражается в его физическом облике, и этим во многом была определена стилистика работ. В некоторых офортах люди воображением Гойи превращены в ослов, торжественно преподающих в школах, напыщенно позирующих художникам, лечащих больных, или же художник изображает попугая, выступающего за кафедрой на политическом собрании. Животные символизируют, конечно, бремя тупости, которое господствует в политической системе, в образовании и общественной сфере. Мир «Капричос» таков, чтобы в нем через отчаяние и надежду, страх и сострадание, переживание и постижения привести к нравственному очи¬щению, возвысить и полностью переплавить человека, оказавшегося в этом мире. Гойя, очевидно, напечатал около 300 комплектов «Капричос», и в течение следующих четырех лет было продано лишь 27 комплектов, почему же? Цена за комплект была сравнительно небольшой – 320 реалов, - и это довольно недорого, если принять во внимание высокое положение Гойи. Испанское общество XVIII века отвергло «Капричос» на интуитивном уровне, так как эта сатира на жизнь каждого представителя этого общества. Так вели себя все, но никто не желал задумываться над этим и еще меньше – любоваться изображением своих пороков на тех гравюрах, которые предлагал им Гойя. Возможно, граверная игла Гойи слишком глубоко проникла под кожу всего общества. Капричос – это серия «без масок». Гойя разоблачил истинный образ жизни всех испанцев без исключения, да и только ли испанцев? Возможно, всех людей живших в XVIII веке? А может, это ирония над человеческими пороками в принципе? Серия «Капричос» не имеет временных и пространственных ограничений – она на все времена. Загадку кода Гойи, пытаются разгадать уже два века подряд, и сможем ли разгадать ее мы, люди, живущие в XXI веке? Не о нас ли «говорит» художник в своих офортах? Все проблемы, поднятые им в «Капричос», актуальны и по сей день. Если оглянуться вокруг, а что печальней обернуться к себе, заглянуть в глубины своей души, то можно понять, что современный социум ничем не отличается от испанского общества XVIII века – лицемерие, лживость, зависть, жадность, трусость, постоянный поиск собственной выгоды и материального благополучия любыми путями, - список может продолжаться бесконечно.
Один из офортов серии Гойя подписал так: «Свет – тот же маскарад. Лицо, одежда и голос – все в нем притворно. Все хотят казаться не теми, что они есть на самом деле. Все обманывают друг друга, и никого не узнаешь». Каждое утро, когда человек встает он надевает на себя нужную ему маску на работе, с друзьями в личной жизни, мы притворяемся, представляем себя в выгодном свете. Кто мы истинные, подчас, неизвестно даже нам самим.

Надежда Сергиенкова

Наша группа ВКонтакте