Нужен ли Зеленогорску медно-никелевый комбинат?

 ГМК Норильский никель
Этот вопрос актуальный, но не ко времени. В данный момент более понятно для обывателя: "Построят ли в Зеленогорске медно-никелевый комбинат?". Но тот, кто живет только днем сегодняшним, убивает день завтрашний. К счастью в ЗАТО г. Зеленогорск есть люди, которые ставят вопросы, один из которых вынесен в заголовок.

Мне недавно принесли этот материал. Публиковать, не публиковать - не главное. Главное, чтобы с этим материалом ознакомились. Ну, в частности, хотя бы я. Имя и место работы автора я не разглашаю. Сами понимаете, Зеленогорск так устроен - за наличие собственного мнения... В общем, мало ли, как наши чиновники и руководители могут навредить. Скажу только, что человек, писавший данный материал достаточно компетентен для того, чтобы анализировать и рассуждать о возможных экологических рисках, которые не заставят себя ждать с момента, когда комбинат запыхтит на нашей территории на полную катушку. Согласен ли я с автором этого текста? Во многом нет. Однако импонирует, что автор не разделяет экономику и политику - для него это единое целое. От того, какую политику декларирует государство напрямую зависит, по какому пути будет развиваться российская тяжелая промышленность - либо по пути бешеного зарабатывания денег, которые оседают в карманах олигарха, либо работать на благо населения.


Нашему  городу вновь повезло: очередной инвест-проект, реализация которого одномоментно обеспечит раздачу рабочих мест по задумке будущих работодателей, имеет все шансы быть построенным. Речь идет о металлургическом предприятии по выплавке никеля и меди, попутно и кобальта в границах Зеленогорского ЗАТО. Очередной гигант отечественной металлургии будет работать на привозных концентратах с Кингашского горно-обогатительного комбината, который планируется возвести в верховьях реки Кан, чуть дальше  от п. Орьё. Владельцы Кингашского месторождения – группа ОНЭКСИМ во главе с М. Прохоровым, приняли решение о строительстве Кингашского ГОКа и Зеленогорского ГМК в самой ближайшей перспективе. Это решение одобрил губернатор Л. Кузнецов. Во время недавнего визита в наш город он сказал: «В Зеленогорске есть необходимый человеческий капитал, интеллектуальные ресурсы, производственные мощности, энергетика, готовая инфраструктура».

Совершенно справедливые слова губернатора относительно города и горожан как-то не  соответствуют тому «грязному» делу, которое нам навязывают. Общеизвестно, что цветная металлургия, в частности производство рафинированных никеля и меди, относится к первому классу опасности воздействия на окружающую среду и человека. Сразу надо отметить, что выплавка никеля и меди далеко не высокотехнологичный процесс, а рутинный ремесленнический труд, да и плавить вышеназванные металлы человечество научилось давно.

Наша городская, да и краевая власть как-то обреченно хватаются за любое предложение в рамках сомнительных инвестиционных проектов, например, завод ферросплавов под Красноярском, не понимая, что рубит на корню все то, что взращивалось десятилетиями: высокопрофессиональные человеческие ресурсы , высокотехнологичные предприятия. Должна же быть хоть какая-то преемственность в логике выбора нынешними властями достойных инвестпроектов для наших городов вообще и для Зеленогорска в частности. Где же нанотехнологии, заводы с роботизированными линиями производства? Где председатель Роснано А. Чубайс  со своими предложениями, достойными интеллектуального уровня населения наших городов? Но его не слышно, фонтан идей иссяк, а мутные потоки уносят народные деньги в оффшоры. Сколковцы, как представляется, тихо дремлют, иногда натужно сопя, роются в мусорных корзинах, отыскивая в них старые, отбракованные еще в советское время, идеи.
А тем временем наш доморощенный капитализм, этакий олигархический уродец, подошел  к нашему порогу и пустым невыразительным взглядом все оценил и уже подсчитал прибыль от перспективы продаж сырья и, не заморачиваясь, нашел для себя и для всего мира экономическую нишу, предназначенную России – быть ей, по существу, сырьедобывающей мировой провинцией. Причем с размещением на территории  страны опасных для всего живого металлургических производств. Только на цветную металлургию в России приходится треть общего объема выбросов и сбросов загрязняющих веществ, такова, к сожалению, специфика этой базовой отрасли экономики. В России давно определились лидеры среди регионов и городов по уровню экономической опасности. Горнометаллургический комбинат (ГМК) Норникель -  №1 в этом списке. Город Норильск  - абсолютный лидер страны по загаженной экологии, город, входящий в пятерку самых грязных городов мира. В 2010 г (!) на каждого жителя Норильска приходилось по 10,4 тонн выбросов загрязняющих веществ. Для сравнения: на одного гражданина, идущего вторым в списке, города Череповца -  лишь 1,1 тонны, а на одного проживающего в Новокузнецке (третий показатель по РФ) – по 0,7 тонны.

Во время недавних «газовых атак» Норникеля, когда уровень загрязнения воздуха в Норильске доходил до 100 ПДК, норильчане обсуждали версию, по которой экология в городе ухудшилась из-за укороченных труб. В эфире телекомпании «Афонтово» прошел сюжет о буднях ГМК Норникель, в котором прозвучала официальная версия ухудшения Норильской экологии. Оказывается, заводские трубы действительно укоротили, причем сделано это было «по просьбе канадцев»… Приняли это соломоново решение «интерросовец» Потанин с другими совладельцами ГМК Норникель. Они чутко отреагировали  на экологические претензии к комбинату властей Канады, абсолютно проигнорировав свое население. Все дело заключается в том , что при той первоначальной длине труб комбинат развеивал по ветру выбросы на большие расстояния при этом доставалось и нашей соседке –Канаде . Уменьшив длину труб , экологическая справедливость  восторжествовала - кто чем гадит тот тем и дышит , и наступил относительный международный консенсус .Норильчанам все же подготовили вариант-объяснение про «неблагоприятную розу ветров».

Интересно, а у нас, в Зеленогорске трубы планируют возвести стандартные или укороченные? А роза ветров в нашей местности «что надо»: триста дней в году мы будем под обстрелом этих самых труб, выпускающих тонны загаженного воздуха с промплощадки металлургического комбината, ведь планируют  его строительство с западной стороны города. Со стороны преобладающих ветров.  И  даже безветрие нам не поможет: в низине, где находится город, будет скапливаться диоксид серы из отходящих газов конверторов плавильных цехов. Нам, конечно же, пообещают какой-нибудь мегапроект по очистке выбросов, но жесткая реальность состоит в том, что снизить вредную нагрузку на экологию местности вряд ли удастся. Например, на Кольском ГМК (производство никеля)  выбросы уничтожили на окрестных сопках всю растительность. Когда проезжаешь мимо г. Никель и  г. Мончегорск, воображение поражает лунный пейзаж  бурых оттенков. У соседней Норвегии не пропадает многолетняя тревога за свою экосистему. На Кольском ГМК тратятся огромные финансовые средства на модернизацию производства – сотни миллионов долларов, но по данным измерительных станций Мурманского гидромета идет постоянное значительное превышение российских ПДК по содержанию диоксида серы в атмосфере. Также фиксируется значительное загрязнение тяжелыми металлами почвы и водоемов, о чем свидетельствуют данные доклада Комитета по природопользованию и экологии Мурманской области 2009 г. Поскольку в технологическом процессе получения никеля и меди из концентратов  идет значительное выделение  диоксида серы,основного агента негативного влияния на все живое ,есть необходимость упомянуть вкратце механизм этого влияния. Сернистый газ вызывает поражение листьев растений, что приводит к замедлению роста зеленой массы и снижению урожайности, выращивание огородных культур в таких условиях становится невозможным, т.к. разрушается хлорофилл растений , повреждаются листья, соцветия, плоды. Пораженные участки приобретают бронзовую окраску, на листьях также появляютсябледные пятна, которые затем приобретают бронзовый цвет , затем листья опадают . Наиболее чувствительными к диоксиду серы являются хвойные деревья .Сосна погибает при среднегодовой концентрации сернистого газа 0,18-0,20 мг/м3, лиственные деревья начинают поражаться при концентрации диоксида серы от 0,5 до 1,0 мг/м 3 . Особенно опасно для растений высокое содержание сернистого газа , например, при интенсивном освещении и большой относительной влажности воздуха , а также на стадиях цветения и плодоношения .Сульфаты окисляют почву и снижают ее плодородие. Из-за возникающих реакций диоксида серы и атмосферной воды в виде туманов и дождей получается серная кислота, она способствует усилению коррозии металлов , принося большой материальный ущерб. Строительные материалытакие, как известняк и бетон разрушаются с большой интенсивностью , в городах, имеющих предприятия цветной металлургии,фасады домов выглядят неприглядно под воздействием кислотных дождей.

Большинство предприятий цветной металлургии строилось еще в советские времена. Мощностей металлургических комбинатов по совокупному объему выпускаемой продукции с лихвой хватало и на внутренний спрос и на экспорт. Многие открытые и разведанные месторождения (в нашем случае – меди и никеля) были законсервированы. Теперь олигархические круги, держа нос по ветру, засуетились и, как представляется, начали процесс распределения сфер влияния на разработку месторождений никеля и меди.

По данным аналитического отдела ООО «Ирмит-Консалт» за 2010 г.  мировые цены на никель выросли на 50% по сравнению с 2009 г. И будут расти. Ключевыми рынками для сбыта металла станут страны ЕС, Китай, США, Япония, Индия, Южная Корея и Тайвань. России в этом списке нет. Нет внутреннего спроса, значит, все на вывоз. И горнообогатительные, и горнометаллургические комбинаты будут строиться ориентируясь на мировой спрос неограниченно, пока позволяет международная конъюктура цен на никель, медь и прочие металлы.

Часто в средствах массовой информации приводятся доводы о благоприятном векторе развития отдельно взятого города или региона по факту строительства ГМК или ГОКа. Стратегия топ-менеджеров в сырьедобывающих отраслях будет заключаться в стремлении «распихать» концентраты с ГОКов на ГМК, попутно, по минимуму, решить проблему дорог и мостов. Их не сильно занимают при этом национальные интересы, демографические приоритеты и экологические аспекты. Они прилепляются к населенным пунктам с развитой инфраструктурой, паразитируя на законном стремлении безработных людей иметь работу. Первоначальные договоренности первых лиц от власти и бизнеструктур априори принимают форму законов. Пакт Хлопонина-Хроленко послужил непреложной истиной для компании ЧекСу в отстаивании своих интересов по размещению завода ферросплавов на территории Крастяжмаша в Красноярске. Красноярская общественность и экологические организации выдвинули инициативу о запрещении строительства на территории Красноярского края производств Iи IIкласса опасности, а руководство Чек-Су , уверовав в свое мессианство , опубликовало размеры зарплат для работяг и уходить с неласковой для них земли не торопится.

Надо отметить растущую тенденцию размещения предприятий такого рода в непосредственной близости, а то и в черте городов, что продиктовано экономией на возведении промплощадок, близостью к технологическим инфраструктурам и обеспеченностью рабочей силой.

 В современной России, свернувшей на рельсысырьедобывающей экономики, позиции новых хозяев жизни воплощаются в поведении временщиков, где тезис «быстро, без заморочек срубить бабло» стал определяющим.

В нашем случае – Зеленогорском варианте размещения ГМК по выплавке никеля-меди-кобальта – окупаемость всех затрат займет всего пять лет (!) Авторство по этим расчетам принадлежит группе ОНЭКСИМ и ее лидеру М. Прохорову. Он знает «как быстро и легко…»  Промплощадка буквально в черте города, люди, инфраструктура – все для него.

У М. Прохорова получены политические преференции не только со стороны губернатора Л. Кузнецова, но и поддержка со стороны главы Росатома С. Кириенко, ведущего переговоры о предоставлении площадей под строительство производства по переработке никель-медь-кобальтового концентрата на территории ЭХЗ. Ну, ни дать-ни взять, какая-то кофейня на паях!

Город заслуживает лучшего: высокотехнологических производств, а не банального производства медно-никелевых «чушек» на экспорт. Опасность возведения металлургического предприятия в нашем городе обусловлена еще тем обстоятельством, что восточнее нас нет , и не будет крупных ГМК, и есть вероятность форсирования (укрупнения) мощностей будущего завода за счет привозного сырья, концентрата. Например, с Удокана и с читинских никелевых месторождений. Еще до покупки М.ПрохоровымКингашского сульфидного никель-медь-кобальтового месторождения бывший владелец его – ГМК Норникель -  вынашивал первоначальную идею транспортировать концентраты с Кингашского ГОКа на Кольский полуостров для использования недозагруженных плавильных мощностей тамошних ГМК и даже расходы на транспортировку концентратов через всю страну не исключали бы хорошую прибыль.Прохоров же, выбрав зеленогорский вариант размещения ГМК, одним выстрелом убивает кучу зайцев. Для нас ГМК станет и Троянским конем и одновременно ящиком Пандоры.

Что будет с экологией нашего города и его окрестностей в результате работы ГМК? Можно догадываться, хотя есть данные экологического загрязнения и понесенного природой ущерба в зоне техногенного воздействия Норильского ГМК. По оценкам экспертов Всероссийского научно-исследовательского центра лесных ресурсов  площадь погибших лесов превысила 600 тыс. га (по площади – это два Саяно-Шушенских заповедника),  отмечается деградация оленьих пастбищ на огромных площадях тундры и гибель уникальных растительных ассоциаций тундровых растений .Зашкаливает за рамки приемлемых ПДК содержание в воздухе бензопирена, формальдегидов, фенола, оксида азота, диоксида серы. В почве «обнаруживаются» тяжелые металлы, так содержание меди по сравнению  с ПДК в 2,5 тысяч раз выше. Средний житель Норильска, работающий на комбинате, умирает на 10 лет раньше других жителей страны. По сообщению «Новой газеты» 15,8 % случаев гибели детей в городе вызвано респираторными осложнениями на фоне экологического неблагополучия. Остаются закрытыми данные по онкологическим заболеваниям, можно лишь только догадываться об их масштабах. С недавнего времени ассоциация владельцев ГМК Норникель приняла решение о том, что  все экологические замеры и проведение мониторинга в промышленном районе будут проводиться самостоятельно, т.е. силами «экологов» от комбината. Для этого были упразднены независимые от предприятия экологические службы. Таким образом, сбылась мечта менеджеров ГМК Норникель контролировать самих себя.

Не хочется стать заложниками такого произвола от элиты отечественного бизнеса. О нашем будущем и о нашем благополучии беспокоятся многие, но, видно, вся «забота» передана известной фразой бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тетчер: «Экономически целесообразно оставить на территории России 15 миллионов человек». Умри, но лучше не скажешь. Нас пока много, и кто-нибудь еще увидит бурые безлесные сопки вокруг поселения со странным названием Зеленогорск.

http://michko-45.livejournal.com

Наша группа ВКонтакте