Ядерная западня для Красноярска

Железногорский реактор
Как вы думаете, должны ли красноярцы при выработке своего отношения к ядерным производствам Росатома принимать в расчет террористический аспект или даже современные боевые действия?...

КРАСНОЯРЦЫ - РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ

Разумеется, росатомовские пиарщики и журналисты сходу приведут любому любознательному человеку десятки доводов того, что ядерные производства имеют несколько контуров защиты, строения заводов выдерживают падение самолета, а подземная часть горно-химического комбината, вполне возможно, выдержит даже удар ядерной боеголовки. Но у любого думающего человека возникает вполне справедливый вопрос: а что будет, если объекты ГХК станут целью для всевозможных террористов или хорошо вооруженного противника? Например, что произойдет с хранилищами ОЯТ, если удару крылатых ракет подвергнется Красноярская ГЭС, линии ЛЭП и нефтяные терминалы?...
Защитники ядерного проекта на такую постановку вопроса лишь разводят руками, мол, если начнется война, то это будет конец. Но кто сказал, что обязательно должен произойти именно конец? Согласитесь, существует огромная разница между тем, когда «томагавками» разбивают трансформаторы КрасГЭС и обесточивают ее, и тем, когда происходит тоже самое, но при этом подобная атака сопровождается катастрофическими событиями на ядерных объектах Железногорска… Зачем красноярцам сознательно подкладывать под себя ядерную мину, которая по закону подлости обязательно сработает в самый неподходящий момент. Может, стоит поучиться у истории? И не какой-то там далекой, а новейшей – той, которая еще совсем недавно происходила буквально на них глазах.

УРОКИ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ

24 марта 1999 года началась атака цивилизованной Европы на Югославию. Весь мир мог наблюдать это действо по телевизору. Все было чинно, благородно, с расстановкой. Накануне НАТО объявляло очередные цели на территории страны, приводимой их твердой рукой к общечеловеческим ценностям, а на следующий день туда как по расписанию прилетали крылатые ракеты. 
Может быть, кто-то считает, что в НАТО служат порядочные люди, которым не чуждо светлое начало, и потому они действуют аккуратно и очень тактично? Может быть, и в нашем Росатоме наивно рассчитывают на то, что в случае чего НАТО или кто-то по его указке не будут бомбить их ядерные объекты? Ага, щас… Вы слишком хорошо думаете о наших геополитических партнерах. Давайте-ка посмотрим, как они действовали в Югославии, чтобы понять, на что можно рассчитывать нам.

БЛАГОРОДНАЯ НАКОВАЛЬНЯ

«Благородная наковальня» - такое кодовое название носил план участия американских вооруженных сил в военных действиях против Югославии. В самой Сербии этот план назывался более поэтично – «Милосердный ангел»…
В ходе вооруженного конфликта самые ощутимые последствия вызвали удары НАТО по промышленному комплексу в Панчево: азотному заводу, нефтеочистительному заводу и нефтехимическому комплексу. Отравляющие химикаты и соединения попали в атмосферу, воду и почву, что создало угрозу для здоровья людей и экологических систем на всей территории Балкан. В результате действий НАТО произошло отравление воздуха ядовитыми испарениями от горящих нефтекомбинатов, нефтью из взорванных бомбами резервуаров были отравлены реки, озера и Адриатическое море.
Бомбовые удары НАТО по химическим производствам стали прецедентом в истории. В связи с этим министр здравоохранения Сербии Лепосава Миличевич заявляла: «Наши химические заводы не бомбил даже Адольф Гитлер! НАТО же спокойно делает это, уничтожая реки, отравляя воздух, убивая людей, страну».
Помимо атак на техногенно опасные производства вооруженные силы НАТО применяли в Югославии боеприпасы с обедненным ураном. По заявлению официальных лиц Югославии, Евросоюза и ООН, а также ряда экспертов и правозащитников, в ходе боевых действий произошло радиоактивное заражение местности, повлекшее за собой гибель людей, вспышку раковых и наследственных заболеваний.
Федор Марьясов

Наша группа ВКонтакте