Социализм и религия: конфликт или единство противоположностей?

Сметем буржуйский рай.jpg
9  июня 2015 года, на очередной сессии Красноярского городского Совета депутатов, в повестку дня, наша партия внесла вопрос «Об усилении клерикализма в общественно-политической жизни города и деструктивном влиянии религиозных сект на сознание горожан».

1
Коммунизм учение всеобъемлющее и нам, коммунистам, далеко небезразличны вопросы, связанные с духовной жизнью нашего народа. Поэтому я предлагаю обсудить роль религии в социалистическом обществе. 

В адрес коммунистов было высказано немало критики за воинствующий атеизм, наломавший немало дров в годы советской власти, и, конечно же, за репрессии в отношении духовенства и верующих.

Прежде всего, нужно отметить следующее:
В научном понимании религия — это форма общественного сознания, отражение действительности, в котором, по словам Энгельса, земные силы, господствующие над человеком в его повседневной жизни, принимают форму неземных. Сегодня отношение марксизма к религии осталось прежним. В этом, отнюдь не отсталость марксизма или его догматизм, а оставшаяся неизменной сущность религии, её роль и значение в капиталистическом обществе. Но, понимая суть противоречий межу различными мировоззренческими концепциями, мы не должны, при этом, ни сейчас, ни в будущем, отходить от принципов гуманизма и не должны насильственно лишать людей их права свободного выбора, как мировоззрения, так и религиозных убеждений. И уж тем более, нельзя уподобляться средневековым инквизиторам, превращаясь в фанатиков, готовых с огнём и мечём искоренять любое инакомыслие. 

Коммунизм, прежде всего, это внешняя и внутренняя свобода убеждений, и каждый человек в коммунистическом обществе будет иметь право свободно познавать мир, опираясь на широко доступные источники знаний и только свободное миропознание человека приведёт его к рациональному и осознанному убеждению, что коммунизм — есть самая естественная и самая комфортная система человеческого бытия.

Как показала историческая практика, эффект от гонений за религиозные убеждения, часто оказывался противоположным. Воинствующий атеизм — это радикальный антиклерикализм, присущий таким политическим извращенцам как троцкисты и прочим еврокоммунистическим левакам, ныне марширующим в гей-парадах. 

Вот слова Ленина из статьи «СОЦИАЛИЗМ И РЕЛИГИЯ»: «Государству не должно быть дела до религии, религиозные общества не должны быть связаны с государственной властью. Всякий должен быть совершенно свободен исповедовать какую угодно религию или не признавать никакой религии, т. е. быть атеистом, каковым и бывает обыкновенно всякий социалист. Никакие различия между гражданами в их правах в зависимости от религиозных верований совершенно не допустимы».
И в этой же статье Ленин писал: «Мы не запрещаем и не должны запрещать пролетариям, сохранившим те или иные остатки старых предрассудков, сближение с нашей партией».

В этих словах Ильича мы видим, что он не собирался строить новое социалистическое общество на конфронтации с религией вообще и Православием в частности. Конфликт Советской власти с религией был спровоцирован самим духовенством, выступившим в первые годы после Великой Октябрьской революции резко против молодой советской республики и партии большевиков, создающих первое в мире государство рабочих и крестьян. Духовенство выступало на стороне оккупантов и коллаборационистов, которыми по сути являлись белогвардейцы, и поддерживало реакционные антисоветские силы внутри государства. Конфликт между Церковью и Советской властью носил не религиозный характер, а был сугубо политической борьбой за светскую власть и за установление новой государственной идеологии. В конце концов, Церковь, в лице патриарха Тихона признала и новое Российское государство и приняло новое государственное устройство, где Церковь отделена от государства и получила право полного духовного самоуправления, чего не было в царской России. 

Православие — величайшее мировое духовное учение, внёсшее огромный вклад в русскую культуру и в формирование русского национального самосознания, без которого в дальнейшем не было бы ни советской культуры, продолжавшей традиции русской культуры, ни советской идентичности, позволившей создать государство нового типа и сумевшего объединить разные народы вокруг единого идеологического центра. Именно поэтому советник президента США по национальной безопасности, известный американский политолог Збигнев Бжезинский сразу же после развала СССР заявил: «После крушения коммунизма наш самый главный враг — русское Православие».

2
Теперь поговорим «гонениях» на религию.
Были ли в действительности гонения за веру со стороны большевиков?
Да, были и отрицать это глупо. Были репрессии, оправданные жестокими обстоятельствами гражданской войны и провокационными действиями различных деструктивных сил, выступающих против России и в интересах иностранных держав.  

Известны многочисленные случаи, когда представители духовенства открыто поддерживали белогвардейцев и иностранных интервентов. Но случались и дикие эксцессы в отношении духовенства, не имеющие никакого морального оправдания. Это объясняется тем, что в первые годы Советской власти попутчиками Революции были разношёрстные политические группировки и откровенно антироссийские организации. В трудные годы становления Советского государства и по мере укрепления народной власти через советы народных депутатов всех уровней, от местных до всероссийского, укреплялось само государство и наводился железный порядок в стране — Советская Россия избавлялась от попутчиков, от криминальных элементов, от деструктивных организаций и от антироссийских группировок. По мере наведения порядка Советская власть всё меньше оказывала давление на Церковь и духовенство, которые, в свою очередь, стали вполне лояльными к новому российскому государству ибо «всякая власть от Бога!» 

Надо отметить, что особенную неприязнь к Православию и к Церкви проявляли последователи Льва Троцкого — безродные космополиты, навербованные из иностранных криминальных кругов. Сам В. И. Ленин никогда не поддерживал репрессий против Православия и гонений на верующих. Как мудрый политический и государственный деятель, он понимал всю бесплодность таких гонений и на практике это становилось совершенно очевидным. Но с 1921 года, в силу прогрессирующей болезни, Ленин всё больше утрачивал власть, чем и пользовались троцкисты, меньшевики, эсеры и прочие антисоветские элементы, которых в России оставалось ещё предостаточно, в силу особо демократического порядка первых лет Советской власти. 

Но уже Иосиф Виссарионович Сталин, по мере укрепления своей власти и развития Советского государства, не только не позволял преследовать верующих, но и всячески старался защитить их, следуя изначальным ленинским принципам. Когда троцкистская фракция была окончательно разгромлена, то и отношения Церкви с советским правительством установились вполне нормальными и даже солидарными. 

В драматические годы Великой Отечественной войны, по сути, была заново воссоздана Церковь, которая получила новое название — Русская Православная Церковь, и на поместном соборе был избран новый патриарх — Сергий (Страгородский). Православная Церковь в Советской России получила новую жизнь, сохранив апостольское преемство и свою историческую миссию среди русского народа. После войны было открыто 22.000 православных приходов и 5 духовных семинарий, готовящих ежегодно 500 священников с высшим образованием. Эти практические шаги, значительно усилили авторитет коммунистической партии и правительства в глазах советского народа и, конечно же, в глазах православных верующих.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Симанский) перед панихидой в день похорон И. В. Сталина сказал: «Великого Вождя нашего народа Иосифа Виссарионовича Сталина не стало. Упразднилась сила, великая, общественная сила, в которой наш народ ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал взор Великого Вождя… Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума». 
Пожалуй, никто не смог бы сказать лучше. И, это, конечно же, искренняя позиция и Церкви, и священноначалия, и всего духовенства, и большинства православных граждан СССР. Сталин возродил исторические основы симфонии властей — светской и духовной. 

3
После кратковременной троцкистской «победоносной борьбы с попами и религией», которая, по сути, стала пирровой победой, в Советском Союзе буйным цветом расцвели сектантство, оккультизм и псевдорелигиозное шарлатанство. Особо опасным явлением стало деструктивное сектантство, которое всегда являлось мощным психо-информационным оружием Запада на территории России. 

Экспансия квазирелигиозных организаций и деструктивных ересей велась против России всегда. Ещё со времён распространения ереси жидовствующих, которую с огромным трудом подавили только во времена Иоанна IV Грозного, на территорию России регулярно засылались агенты иностранных спецслужб, которые под видом «просветителей» и адептов новомодных религиозных течений, создавали деструктивные религиозные течения и антигосударственные секты, принимавшие порой изуверские и чудовищные формы психических извращений и морального уродства. 
Так, вместо гармоничного церковного устройства духовного окормления народа, пусть и не безупречного, в стране начали махрово расцветать псевдорелигиозные культы и откровенно подрывные организации, маскируемые под видом различных сект и оккультных организаций. Надо отметить, что подавляющее большинство сект и псевдорелигиозных организаций являются искусственными образованиями на нашей территории и управляются они из зарубежных центров. Например, баптисты, адвентисты, иеговисты и т. п. — находятся под контролем западных спецслужб и на территории России всегда выполняли не только разведывательные функции, но и проводили (и до сих пор проводят!) откровенно подрывную антигосударственную работу.

Сталин, как мудрый руководитель государства, прекрасно понимал всю пагубность такой разнузданной сектантской деятельности в нашей стране и не мог допустить в дальнейшем такую ситуацию в духовном пространстве России. Разгул сектантства и оккультизма стали тягостным следствием антихристианского авантюризма Троцкого в области религиозной политики. Понимал Сталин и то, что репрессивными действиями не только невозможно решить проблему с деструктивным сектантством, но и в ответ можно получить мощное и хорошо организованное сопротивление. Потому что духовно-религиозный и морально-нравственные факторы всегда будут иметь глубокую основу в личной психической жизни человека. 

Поэтому, Сталин был вынужден вкладывать немалые государственные средства в возрождение Православной Церкви как государствообразующей системы, чтобы лишить многочисленные секты социальной и духовной опоры среди населения. В силу тысячелетней исторической традиции и глубокого укоренения православной этики в национальное самосознание, советскому правительству удалось установить с православными клириками взаимодействие и сотрудничество на почве общего блага для народа и Отечества. Русская Православная Церковь исконно была государствоцентрической организацией и выработала значимые ценности и адекватный понятийный аппарат для воспитания национального патриотизма и приумножения гражданской ответственности. Сотрудничество советского правительства и православного духовенства принесло свои положительные плоды: сектантство, стремительно распространившееся в СССР в 20–30-х годах XX века, к началу 50-х практически сошло на нет. 

После смерти И. В. Сталина и прихода к власти, неотроцкиста и волюнтариста Н. С. Хрущёва, гонения на верующих, вопреки положениям советской конституции, возобновились с новой силой. Православные храмы, отстроенные за государственный счёт, закрывались, снова разрушались или превращались в хозяйственные помещения. Как итог — в 60-е годы, обезвреженное Сталиным сектантство, возродилось. Уже до самого крушения Советского Союза правительство и КГБ (Комитет государственной безопасности) так и не смогли решить это зловещую проблему. 

Кто такой Хрущёв и какую роль он сыграл в развале СССР, думаю, объяснять не нужно. Этот ничтожный политический деятель сделал всё возможное, чтобы развалить не только мощнейшую сталинскую экономику и динамично развивающийся советский уклад жизни, но и своими циничными действиями по совершенно лживому «разоблачению культа личности», где откровенно оклеветал великого вождя, дискредитировал идеалы коммунизма в глазах всего мира. К сожалению, в Советском Союзе до самого конца его существования так и не были преодолены эти хрущёвско-троцкистские тенденции, ярким продолжателем которых стал М. С. Горбачёв, предавший идеалы коммунистической партии и разваливший государство.

Если у руля власти в России снова окажутся подлинные сталинисты, то есть последовательные государственники и патриоты России, тогда верующим не придётся опасаться за свои убеждения, за свои гражданские права и даже за свою жизнь. Более того, всем традиционным религиозным институтам со стороны социалистического государства будет предоставлена защита от посягательств на них со стороны деструктивных псевдорелигиозных культов, инспирированных зарубежными спецслужбами. С тоталитарными и деструктивными сектами будет покончено самым решительным образом и навсегда. Такова логика просвещённого сталинизма, т. е. самой последовательной и адекватной школы марксизма.

4
Марксизм, говоря о том, что в коммунистическом обществе постепенно отомрут религиозные институты в том виде, в каком они существуют в наши дни, вовсе не утверждает, что люди при коммунизме перестанут интересоваться духовно-нравственными вопросами и размышлять о смысле жизни. Христианство, ислам, буддизм и прочие религиозные системы с многотысячелетней традицией — в далёком будущем могут вполне благополучно эволюционировать в гуманистические или метафизические направления философии и спокойно существовать в рамках коммунистического мировоззрения. 

Национальное государство, согласно марксизму, тоже когда-нибудь отживёт свой век в условиях глобального коммунистического общества, но из этого не следует что коммунисты, уподобившись анархистам, должны по-волюнтаристски разрушать государственные институты и повергать общество в неуправляемый хаос.

Если мы понимаем всю глупость принудительного и преждевременного уничтожения государства как института, то должны признать не меньшей глупостью и уничтожение религиозных институтов, к которому призывают воинствующие и радикальные атеисты. 

Насилие над волей человека и принудительное насаждение ему ценностей — это не гуманная политика и совершенно чуждая коммунизму политика. Только конкуренция идей и ценностей, при которой человек совершенно свободно и без всякого принуждения делает свой выбор в пользу идей правильных и конструктивных, в пользу объективных и проверенных временем ценностей, — тогда эти идеи исповедуются человеком искренне и осознанно, а ценности охраняются бережно и с любовью. 

Коммунизм — есть мировоззренческая система человеческих ценностей, которые произросли от древней родовой общины, от первых земледельческих общин, когда наши предки, претерпевая тягостные испытания и исторические потрясения, учились выживать совместно, общинно, копно, вырабатывая все те ценные навыки человеческого общежития на основе справедливости, взаимоуважения и любви — всё то, что ныне принято называть социалистическим общежитием или коммунистической системой. Именно эти ценности человеческого общежития развили сознательные нравственные начала и обрели высокое духовное измерение, что и зафиксировалось в качестве религиозных канонов церковной организации. 

Понимая всю мнимую или действительную остроту противоречий между наукой и религией, мы не можем совершенно закрывать глаза на тождество многих идеалов коммунизма с идеалами некоторых религиозных конфессий. Вот что писал Ф. Энгельс о раннем Христианстве:

«В истории первоначального христианства имеются достойные внимания точки соприкосновения с современным рабочим движением. Как и последнее, христианство возникло как движение угнетённых: оно выступало сначала как религия рабов и вольноотпущенников, бедняков и бесправных, покорённых или рассеянных Римом народов. И христианство, и рабочий социализм проповедуют грядущее избавление от рабства и нищеты; христианство ищет этого избавления в посмертной потусторонней жизни на небе, социализм же — в этом мире, в переустройстве общества. И христианство, и рабочий социализм подвергались преследованиям и гонениям, их последователей травили, к ним применяли исключительные законы: к одним — как к врагам рода человеческого, к другим — как к врагам государства, религии, семьи, общественного порядка. И вопреки всем преследованиям, а часто даже непосредственно благодаря им, христианство и социализм победоносно, неудержимо прокладывали себе путь вперед».
(Фридрих Энгельс. К ИСТОРИИ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ХРИСТИАНСТВА)

Как видим, согласно Энгельсу Христианство — это исторический предтеча мирового коммунистического движения и именно в Евангелии — дух подлинного коммунизма!

В нынешней сложившейся исторической ситуации, когда со стороны церковников нет явной угрозы для коммунистического движения, выступать с позиций воинствующего атеизма и радикального антиклерикализма не только не полезно, но и даже вредно, так как это даёт повод общественности судить о коммунизме как об агрессивно-тоталитарном движении. Стремящемуся к насильственному насаждению своих ценностей. Такая нетерпимая по отношению к Церкви и религии позиция серьёзно подрывает высокий гуманистический образ Коммунизма как идеала будущего человечества.

Если религиозные институты поддерживают должным образом духовно-нравственные устои общества и не противоречат принципам высокого гуманизма, если Церковь и духовенство выступают за сохранение традиционалистского общества и поддерживают принцип справедливости и общественного блага, то коммунисты, политические деятели современных коммунистических движений и организаций, должны всячески поддерживать эти благие действия традиционной религии, направленные на развитие Отечества и обретение счастья народом. Так поступал великий Сталин. Такой пример он дал и тем, кто верен его делу до ныне.

Иван Наговицын

Наша группа ВКонтакте