Алексей Этманов: О выборах, профсоюзах и своих планах

Этман Алексей
Лидеры свободных профсоюзов решили активно участвовать в предстоящих в декабре парламентских выборах. В их числе председатель Межрегионального профсоюза работников автопрома Алексей Этманов, ранее возглавлявший ставший известным на всю страну своими забастовками профсоюз завода «Форд» в Ленинградской области. В связи с выдвижением Алексея Этманова кандидатом на думских выборах комментарий у него взял корреспондент портала «Профсоюзы сегодня» Александр Лехтман. 

О своем выдвижении по спискам «Справедливой России» ты объявил в конце августа. Планируешь баллотироваться в Государственную Думу и в Законодательное Собрание Ленинградской области. Что для тебя значит участие в выборах? В чем ты видишь их задачу для профсоюзного движения? 
Участие в выборах сейчас - это один из немногих демократических инструментов, которые остались нам, чтобы влиять на политику, на изменение законодательства в нашу пользу. У нас в планах разработка и внесение предложений по изменению трудового законодательства, по решению проблем профсоюзов и трудящихся, с которыми мы постоянно сталкиваемся. Мы считаем, что наше участие в выборах поможет отстаивать интересы трудящихся и укрепит профсоюзы, укрепит МПРА. 
Ранее была информация, что в свои списки тебя пытались привлечь и справороссы, и коммунисты. Однако, в итоге, ты идешь от «Справедливой России». Почему? 
«Справедливая Россия» имеет сегодня имидж оппозиционной партии и прислушивается к мнению свободных профсоюзов. Некоторое время назад после обсуждения в МПРА мы подготовили документ об изменениях трудового законодательства. Наши предложения мы отправили и в КПРФ, и в «Справедливую Россию». «Справедливая Россия» часть из них в виде законопроектов внесла в Госдуму, а большую часть включила в свою партийную программу. Кроме того, «Справедливая Россия» — единственная из всех крупных политических партий, которая включает в свои списки представителей трудящихся на проходные места. 

Как товарищи по профсоюзному движению отнеслись к твоему выдвижению, конкретно, в профсоюзе «Форда»? Ты с ними обсуждал этот вопрос? 
Хорошо отнеслись. Проходила конференция профсоюза на «Форде», которая полностью это поддержала. 

Незадолго до выдвижения ты заявил об уходе с должности председателя первичной профсоюзной организации на «Форде». Это было как-то связано с предвыборными планами? 
Нет, не связано. Просто я сидел на двух стульях, а это не очень нормально. Не хотелось, чтобы одна должность мешала другой. Ну и, кроме того, нужна ротация в профсоюзе. 

Считаешь ли ты, что в современной российской политике есть место для таких людей, как ты - из активной профсоюзной среды, из забастовочных лидеров? Есть ли место для людей, не связанных с сегодняшней властью? 
Мы влезаем на чужую поляну, где уже заняты места. И, конечно, власть и бизнес будут всеми силами пытаться не допустить нас туда. 

Ждешь ли ты давления в период избирательной кампании? 
Будет, конечно, давление. Но чего нам бояться? Будет еще один опыт. Мы используем все законные методы, чтобы участвовать в жизни страны. Я не боюсь, что мне дадут по башке. Уже пытались. 

Ты всегда был достаточно публичной фигурой в профсоюзном движении. Сейчас ты делаешь еще один шаг в сторону участия в публичной политике. Что этот шаг означает для тебя лично? Ждешь ли ты каких-то изменений в своей жизни? 
Все последние шесть лет я был публичной фигурой, поэтому каких-то особенных изменений я не жду. Любое наше действие, которое мы делали, оно тоже было политикой. Поэтому меня это не пугает. 

Избирательная кампания, я думаю, отнимает очень много времени и сил, и будет отнимать еще больше. Как твоя семья относится к этому? 
Кампания требует, действительно, много времени. Поэтому я написал на заводе заявление за свой счет и тут, я думаю, профсоюз меня поддержит. Что касается семьи, то жена меня поддерживает. Она поддерживала меня, когда я начинал строить профсоюз, когда были забастовки. Свою дочь я пока, так скажем, спрятал, чтобы снять какие-то возможные последствия. Я все-таки человек не железный. У нас, вы знаете, демократия-то только снаружи. В общем, семья меня поддерживает, мои друзья и коллеги тоже меня поддерживают. 

Часто, избравшись во власть, активисты теряют связи со своей средой, переходят, скажем так, на другую сторону баррикад. Что нужно, чтобы этого не произошло, какие есть заградительные механизмы? 
Во-первых, совесть этого человека. А во-вторых, его организация - если она действительно демократическая и умеет работать демократично, она сможет за этим проследить. 

В чем заключаются твои устремления и мечты сейчас? Ради чего ты живешь, борешься, работаешь? 
Мое главное устремление - это чтобы профсоюз МПРА стал самым сильным профсоюзом России. Я уверен, что это не самое далекое будущее. Мы развиваемся, пытаемся строить демократическую организацию. Сейчас у меня есть идея создать у нас в стране профсоюзный учебный центр, как это сделано в Бразилии. К сожалению, пока у нас нет ресурсов, но, я думаю, это удастся решить. Я хочу, чтобы российские рабочие смогли обучаться, получать знания, которые помогут им развивать страну в демократическом направлении. 

Это твоя самая большая мечта? 
Да, это моя самая большая мечта. Когда я выйду на пенсию, МПРА будет самым мощным профсоюзом, у которого будет уже не один учебный центр, а, скажем, пятьдесят. Там будут висеть мои фотографии, а я буду приезжать иногда и рассказывать: «Да, вот было время!» (смеется). Конечно, тщеславно. Но может быть у человека тщеславие — я считаю, это нормально. Я ведь не к богатству стремлюсь и не к тому, чтобы, например, на Карибском море отдыхать, а нормальное желание - чтобы наши рабочие развивались и учились. Я хочу, чтобы наши рабочие гордились тем, что они рабочие. 

Александр Лехтман 

Наша группа ВКонтакте