История одного оппортуниста, или Почему Тамоев не «красавчик»?

Роман ТамоевДанная статья представляет собой доклад, подготовленный неравнодушными комсомольцами города Красноярска специально для краевой отчетно выборной конференции СКМ. Задачей этого доклада было представить реальную ситуацию, сложившуюся в крае, превратить отчеты этой конференции из воспевания хвалебных од текущему руководству (кстати, руководством же) в обстоятельное обсуждение плюсов и минусов текущего положения дел и разумное, аргументированное принятие ключевых, политических решений. К несчастью, комсомольцам не удалось сделать этого. Буквально за несколько минут до начала конференции секретарь Красноярского краевого отделения СКМ Роман Тамоев случайно узнал, что активисты замышляют нечто, способное уничтожить его тщательно взращиваемый образ идеального секретаря, секретаря, дела которого не обсуждаются, так как правильны уже потому, что сделаны им. Естественно он решил этому воспрепятствовать. Когда комсомольцы-активисты попросили слова, Тамоев ссылаясь на регламент потребовал, чтобы они говорили одними из последних - по принципу старшинства докладчиков. Однако, когда до активистов дошла очередь выступать, Тамоев предложил прекратить выступления под предлогом того, что конференция уже затянулась. Не смотря на то, что комсомольцы указали, что их доклад рассказывает про реальное положение дел, преподносит взгляд на многие вопросы изнутри и позволит принять взвешенные и объективные решения - большинством голосов было принято решение доклад не заслушивать, а сразу перейти к голосованию. Мы до сих пор поражены решением делегатов к своей же организации - ведь раз эти люди избраны, чтобы принимать решения, они должны лучше всего знать, как на самом деле обстоят дела, но вдруг, они принимают решение проигнорировать часть фактов только потому, что они уже устали сидеть и хотят есть.
Ввиду подобных странных решений делегатов, решений, показывающих все безразличие руководства СКМ края к своей же организации, активом было принято решение довести факты до сведения всех неравнодушных комсомольцев и опубликовать доклад здесь.
Активисты СКМ г. Красноярска

Отчетно-выборная конференция крайкома СКМ – это настоящее событие в политической жизни нашей замечательнейшей организации, которое, наконец, поставит все точки над ё, ведь, согласно даже самому названию конференции, руководству крайкома СКМ придется отчитаться перед комсомольцами, а комсомольцам – избрать руководство. Нам просто не терпится отчитаться. Не будем себя больше сдерживать.
Правда вот только отчитываться мы будем не за себя, мы – такие как есть, нас избирать не надо. А надо избирать руководство. Как известно, краевое отделение Комсомола возглавляет тов. Тамоев Роман Телманович. Хороший ли он руководитель и лидер? Вот один из главных вопросов настоящей конференции. Здесь мы изложим факты и размышления на этот счет.
Что можно сказать хорошего про Романа Телмановича? Бесспорно то, что он является замечательным оратором. Мало у кого так получается:  красивый разговор по теме и не очень, плавно перетекающий в личную позицию Романа и разговор о его примере, плавно перетекающий в щедрую раздачу похвал и комплементов другим комсомольцам, что вводит многих наших ветеранов в приятное состояние, при котором они чуть ли не хором говорят слово «молодец!». Только вот молодцами обычно называют не тех, кто хорошо говорит, а тех, кто заслужил это звание своими делами-поступками. А вот с этим у Романа Телмановича уже не все так гладко – за два года замечательная организация под названием Комсомол не смогла организовать ничего более-менее масштабного (если конечно не брать в расчёт совместные с КПРФ мероприятия), а потому возникают сомнения в «молодцеватости» данного товарища.
Тем не менее, будет ошибкой говорить, что Роман за это время ничего не сделал – сделал и очень многое. Только от этого легче не становиться. Рассмотрим его дела по порядку. Одна из главных заслуг Тамоева в том, что у нас наконец-то появилась своя молодёжная атрибутика: футболки, ветровки, водолазки и, конечно же, флаги! Именно Тамоев нашел тех, кто сможет изготовить эти полезнейшие в агитации и пропаганде вещи и даже (с его слов) вложил в эти атрибуты современного Комсомола свои деньги в размере 70 тысяч рублей. Однако же бухгалтер крайкома почему-то утверждает, что на пресловутые атрибуты деньги были взяты не из кармана Тамоева, а непосредственно из партийного бюджета. Причем по некоторым неподтвержденным данным было взято не 70, а целых 195 тысяч.
Получается, что Роман Телманович потратил на десяток флагов, пару десятков футболок-водолазок-безрукавок довольно серьезную сумму денег, что уже подозрительно, так как  этих денег хватило бы не только на «тряпочные» атрибуты, но и скажем на ту же приличную  видеокамеру для нужд партийного и комсомольского краевого комитета. Ну а слухи вообще пугают, ведь как известно дыма без огня не бывает.
Другая история, кстати, как раз о съемках и камере. Во время таких мероприятий, как Сталинский юбилей, научно-практическая конференция в пос. Шушенское Роману Тамоеву были выделены деньги на видеосъёмку данных событий и монтаж фильма, но… Ни в первом случае, ни во втором фильма коммунисты так и не дождались, а деньги (как водится) исчезли с концами. Куда?
Можно придумывать много фантастических историй (что, кстати, Роман и делает), но есть все основания полагать, что первый секретарь просто-напросто присвоил большую часть выделенных партией денег и нисколько не вложил личных, при этом нагло соврав в глаза, как рядовым комсомольцам, так и краевому партийному руководству.
Что же это за основания? Данные из бухгалтерии. Что же там произошло? Дело в том, что бухгалтерия потребовала от Романа отчет об израсходованных на символику средствах, а так же вернуть остатки этих средств. Ни того, ни другого бухгалтерия не получила. А раз не получила, то вполне законно потребовала все средства назад: не можете предоставить отчета – значит  не потратили деньги, а раз не потратил деньги – извольте вернуть. И тут-то Тамоев понял, что замять это дело, как у него получилось со съемками в Шушенском, уже не получится. А раз не отвертеться, то надо денежку возвращать. А как ее вернуть, если денежки нет? Верно, добыть, а потом вернуть, а еще неплохо бы добывание этих денег приписать себе как заслугу. Именно таким образом у Комсомола появились куртки (те самые, с 6 орденами ВЛКСМ), которые Роман продает комсомольцам по цене, превосходящей 3000 рублей. Для сравнения, ветровки СКМ Роман продавал по 600 рублей за штуку – то есть более чем в 5 раз дешевле. Что это за куртки то такие, Роман Телманович? Да, раз уж заговорили про ветровки, то стоит вспомнить лозунг, под которым проходит их продажа:  «Купи одежду с нашей символикой – помоги Комсомолу!» Наводит на размышления, какому Комсомолу эта купля-продажа собирается помогать?
Ладно, о финансовом вопросе отчет дали. Но только вот работа первого секретаря не ограничивается этим вопросом, а отчет должен быть полным, иначе он не будет честным. Идем дальше!
Какая еще функция первого секретаря приходит на ум? Представлять интересы Комсомола и его членов на различных мероприятиях, быть его лицом. Справляется ли Роман Тамоев с этой обязанностью?
Излагаем факты. Прежде всего, стоит вспомнить поездку Романа на Всероссийскую Конференцию СКМ летом 2010 года. На данной конференции решался очень важный вопрос – вопрос пересмотра устава СКМ. Городским и краевым отделениям СКМ предлагалось представить свой проект названия организации, символики и устава (в т.ч. и структуры) СКМ. Об этом Тамоев сообщил активистам уже после конференции. Почему – неизвестно. Либо Роман не владел такой информацией, а значит – был некомпетентен, либо у него была в этом своя заинтересованность. Но к счастью, решение вышеуказанного вопроса отложили до следующей конференции, поэтому у актива края появилась возможность таки внести вдогонку свои предложения и повлиять на решение этого жизненно важного вопроса. Этой возможностью воспользовалось Красноярское городское отделение СКМ, резко активизировавшись и создав свой собственный проект структуры. Но вот только активисты сами не могут отстаивать свои интересы на конференции, их интересы должен отстаивать их представитель. А этим представителем является ни кто иной, как Тамоев. К нему актив города и обратился. Однако Роман категорически отказался представлять этот проект на конференции. Почему? Потому что в этом проекте были упразднены должности городского и краевого секретаря (нужно же было так довести комсомольцев, что они пришли к выводу о ненужности данных должностей). В ход пошли общие слова о том, что у нас уже есть выработанная структура (вопрос об изменении которой, между прочим, на конференции как раз и подняли), выработанная вертикаль. Мы так уже работаем и будем работать. Так же он сослался на то, что Москва уже представляет один проект – делали его очень умные люди и сам он лично с этим проектом согласен. Но и это еще не все. Проект, за который будет выступать Красноярский край в лице Тамоева, Тамоев предоставить активу СКМ отказался, а точнее все только обещает и обещает предоставить этот проект уже несколько месяцев. Но обещаний своих он не выполняет. Так что активу СКМ даже неизвестно, за какой проект будет отдан голос нашего края, наш голос. Известны лишь отрывки – и актив Красноярского Комсомола выступает против того, что известно из этих отрывков.
Как мы видим из этой истории, Роман не считается с мнением большинства и представляет только свою личную линию, даже если она расходится с мнением остального Комсомола. А значит, он представляет свои интересы, а не интересы Комсомола, как должен делать настоящий первый секретарь.
Но не будем останавливаться, продолжим рассказ. После конференции Тамоев отправился в Международный молодежный летний лагерь-форум «Южная Осетия: мир и стабильность на Кавказе», конечно же, за партийные деньги. И как же использовал Роман эту возможность?  Хорошенечко провел время и повеселился. Полезной работы для Комсомола в лагере – ноль. Полезной работы в результате лагеря – ноль. А когда Тамоев отчитывался об этой поездке, то было больше похоже, что он делился впечатлениями об отпуске. Вывод:  Роман съездил отдохнуть за партийные деньги.
Хорошо хоть он отдохнул не на полную катушку, как сделал это на ТИМ «Бирюса»-2010. Дело в том, что Роман уже второй год как ездит в этот лагерь с комсомольцами. Ни Роман, ни эти так называемые комсомольцы (кстати, говоря, то, как выбирают комсомольцев ездящих на подобные мероприятия – разговор отдельный, об этом будет сказано ниже) не скрывают, что ездят туда отдохнуть. Давайте расскажем, как комсомольцы отдохнули в последний раз. История началась на второй день работы лагеря, на дискотеке. Дело в том, что дискотека подходила к концу, а народ, как всегда бывает в лагерях, хотел ее продолжения. Это нарождающееся общественное движение и решил возглавить наш замечательный первый секретарь. Возглавляемая им импровизированная колонна с не менее импровизированными выкриками, а-ля политтребования, направилась к местной администрации. Там они нашли только сторожа, которому свои требования изложили. Сторож был человеком хорошим и свое согласие на доброе дело дал. Только вот тамоевцы восприняли это как некоторую политическую победу, напились (хотя уровень их трезвости до «победы» был уже далеко не абсолютным, что явно видно из вышеописанного), начали бродить по лагерю, напевая революционные песни, и приставать к представителям других партий. На следующее утро поступило сообщение о том, что из «Бирюсы» выгнали некоего Рому. Не сложно догадаться какого. Не менее просто понять, какой удар нанесло такое поведение первого секретаря авторитету СКМ в глазах других организаций, а главное – инициативной молодежи, для которой собственно лагерь и организовывался. Стоит отметить, что этот Рома еще напоследок орал фразы, которые должны были сообщить администрации «Бирюсы», каким образом он ее нагнет и до кого он дойдет, чтобы выполнить свое обещание.
Информация об этом происшествии дошла до комсомольцев почти сразу, и они попросили Тамоева прокомментировать случившееся. Конечно, Роман не стал говорить правду – ведь за такое поведение его вполне могли снять с поста, а может и вообще исключить из Комсомола. И когда комсомольцы спросили Романа, что случилось, почему его выгнали с «Бирюсы» – Роман ответил, что никого не выгоняли, ничего такого там не произошло, напротив, все прошло великолепно, и вообще, наши комсомольцы были там самыми лучшими. Но вопросы не утихали и Роману, наконец, пришлось признать, что его на «Бирюсе» несколько дней не было, на что последовал вполне резонный вопрос почему. Тут Роману пришлось пуститься в сочинительство и сказать откровенную отмазку – на свадьбу ездил, к брату, к двоюродному. Очень интересное заявление. Если Тамоев заранее собирался уже на второй день уехать – то зачем было тратить средства на его поездку – это называется растрата. Шито белыми нитками, а совпадений слишком уж много.
Хорошо, с Романом все ясно. А что же с остальными так сказать, комсомольцами, отправившимися на Бирюсу? Остаток сезона вели они себя, конечно, тихо, но вопрос не в том. Вопрос: кто они вообще, черт побери, такие? Причем именно с такой степенью экспрессии. Расскажем, как формировались списки комсомольцев, едущих туда.
Изначально Роману была предложена вполне понятная и очевидная идея. Единственный справедливый способ распределения мест, отведенных на город Красноярск – равномерно распределить их между районами. Было бы несправедливо одни районы представить на Бирюсе, а другие – обойти вниманием. Более того, от каждого района были предоставлены кандидатуры. Но вот незадача: дело в том, что Роман объявил о самой возможности поехать на Бирюсу всего за 2 недели до поездки, а когда к нему пришли комсомольцы – сказал им что слишком поздно и он все уже решил. В итоге от Свердловского, Ленинского, Советского и Октябрьского районов не поехало ни одного человека, зато от Железнодорожного целых 3, а Березовки вообще 5. Почему так? Когда они успели предоставить свои кандидатуры? Почему Тамоев столь поспешно принял это решение? Все это становится понятным, когда мы вспоминаем, что Роман сам с Березовки и замечаем, что все эти 8 человек – его личные друзья. Очень нехорошо получилось.
Ну да ладно, перейдем к следующему пункту нашего отчета. В самом начале отчета мы  перечисляли хорошие качества Романа, правда, вот, соскочили с этой позитивной волны. Давайте попробуем на нее вернуться.
Роман очень гостеприимный  товарищ – любого комсомольца, зашедшего в его кабинет (а уж тем более пришедшего за помощью), ждёт радушный приём, горячий чай, интересная беседа, обещание решить все проблемы одним махом и это создаёт в сознании образ настоящего лидера – уверенного в себе, нежадного и общительного человека!
Но! Обещания льются вначале рекой, но со временем, подобно воде, частично впитываются в землю, а частично испаряются, словно бы их и не было. Так, например, впитались в землю обещания помощи с автотранспортом во время проведения концерта 17 июля 2010 года, испарились обещанные ремонтникам Кировского райкома стройматериалы, финансирование и рабочая сила, и просто утекли обещанные съёмки краевого комитета партии для презентации во время конференции в пос.Шушенское. и.т.д.
Чтобы не быть голословными, расскажем историю про Кировский комитет. Началось все с того, что активистами Комсомола (не Тамоевым) был разработан проект создания комсомольского медиаклуба, который должен был располагаться как раз на базе Кировского комитета. Проект был одобрен всеми, в том числе и Романом Телмановичем, согласившимся даже стать руководителем одного из проектов клуба.  Однако есть одна проблема – комитету, прежде чем клуб сможет заработать, необходим капитальный ремонт. Ну и как водится, ремонт этот лег на плечи наиболее заинтересованных, т.е. на плечи неравнодушных комсомольцев. К несчастью, в число этих неравнодушных не попали ни Тамоев, ни даже Кутейников, секретарь кировского районного отделения СКМ, который по некоторым данным даже не был там ни разу. Первый, тем не менее, обещал комсомольцам средства на ремонт комитета и не малые, несколько сотен тысяч рублей, говорил, что все они «красавчики» (вообще, очень характерное слово для речи Тамоева), и дело их полезное (а как же иначе). Но только вот уже на следующий день из разговора с Кутейниковым выяснилось, что финансирования не будет, ребята занимаются дурью, так как без финансирования не справятся, да и вообще какие-то они фракционисты и крысятники (другие характерное слова для речи Тамоева). Собирался ли выполнить свое обещание Тамоев? Если даже да, то уж слишком быстро он передумал. Но, почему? Ведь дело более чем нужное, Роман это прекрасно понимает, и финансирование под него добыть более чем реально, потому что партия это тоже прекрасно понимает… Почему? Дело в том, что у Тамоева есть свой собственный план. Роман положил глаз на одно помещение в центре города. Помещение это по его плану будет арендоваться партией, и содержаться за ее счет. Так как комсомольский клуб не может работать круглосуточно, у Романа появляется прекрасная возможность использовать это помещение в оставшееся время в своих целях. Именно поэтому, он будет всячески препятствовать началу работы клуба на базе Комитета – ведь если у клуба уже есть помещение, то он не сможет выбить деньги под еще одно, да и Комитет в своих целях не поиспользуешь.
Кстати, про комитеты. Недавно в Красноярске прошла так называемая городская конференция СКМ. Основной вопрос, выносившийся на данную конференцию – создание городского комитета СКМ города Красноярска, его формирование и формирование его бюро. Проходила эта конференция довольно-таки… своеобразно. Этой теме, конечно, посвящено открытое письмо актива Комсомола, но мы видим необходимость вкратце рассказать об этом здесь.
Не будем утомлять читателя рассказом, что такое конференция, как она должна проходить, рассказом о правилах, с ней связанных. Ограничимся только маленьким замечанием, достаточным для понимания нижеописанного. На конференции имеют право голосовать только делегаты – 3 человека от каждого района. Этим людям выдают специальный листочек красного цвета, мандат, с помощью которого (поднимая его вверх), они могут голосовать.
Вопрос номер один, как избирались делегаты? Ответ номер один – они не избирались. Дело в том, что за каждым членом бюро крайкома СКМ закреплен один из районов города. Закреплены они довольно-таки произвольно и остается не совсем понятным, каким образом они вообще с этими районами связаны. Теоретически, т.е. со слов первого секретаря, они должны работать с этими районами, на практике комсомольцы узнали об этой системе только на конференции, о какой работе может идти речь? Да, и вообще, для этого существуют секретари райкомов. Но, как бы то ни было, именно члены бюро взяли на себя ответственность назначать делегатов на конференцию. Секретарей районов, конечно, известили, о том, кто делегаты от их районов. Известили, за 10 часов до конференции – все было направленно на то, чтобы сделать для секретарей невозможным представить делегатов, на самом деле отстаивающих интересы их района. Но, даже несмотря на это, в некоторых районах прошли собрания и на этих собраниях были избраны другие делегаты. Все бестолку.
Каков же был принцип назначения этих делегатов членами бюро? Принцип этот тоже был весьма и весьма… своеобразный. И это был явно не принцип – кто более всего достоин. Дело в том, что часть делегатов комсомольцы видели впервые. Показателен пример Ленинского района – до конференции в нем состояло всего 2 человека, на конференции оказалось 3 делегата. Так по какому же принципу выбирались делегаты? Очень просто – они должны были проголосовать точно так, как хочет Тамоев.
Возникает два связанных вопроса. Первый из них: почему мы решили, что у Тамоева есть личная заинтересованность в формировании горкома?  Для доказательства этого мы просто сошлемся на его слова, сказанные им на встрече комсомольцев с П.П. Медведевым, посвященной вопросу Юрчика, которые он так же повторил в начале конференции. Тамоев говорил, что хочет поставить во главе СКМ Красноярска такого человека, на которого он бы мог положиться, покидая город, зная, что все будет «в порядке», т.е. своего человека. А так как у Тамоева возник конфликт с большей частью актива Комсомола, для того, чтобы во главе горкома встал его человек, Тамоеву пришлось пойти на хитрость.
Второй вопрос: как могли члены бюро допустить то, что были избраны подобные марионеточные делегаты? Все еще более просто. Бюро формировалось по тому же принципу –бюро должно проводить решения Тамоева. Четыре из шести членов бюро, кворум, между прочим, – личные друзья Тамоева, которые по первому его зову соберутся и проголосуют именно так, как надо ему. Именно этот механизм и был продемонстрирован на конференции. Было проведено собрание по поводу избрания делегатов. Дело в том, что члена бюро, ответственного за Свердловский район, в то время не было в городе (он был в Москве, так что проблем со связью быть не должно), и Тамоев, обрадовавшись возможности, решил отстранить неугодного ему человека от принятия решения. Вместо этого он решил, что решение будет принимать верное ему бюро. А чтобы бюро было действительно ему верно – он решил одного из членов бюро, Олега Костренко о данном собрании даже не оповещать! Конечно, о легальности такого собрания говорить можно – кворум был. О легальности такого органа тоже. А вот о легитимности, т.е. о доверии к нему комсомольцев…
Но и о легальности мы поговорим с превеликим удовольствием. Расскажем мы об одном интересном члене бюро Александре Носниковой. Формирование краевого бюро к тому времени, как она вступила в Комсомол, было завершено. Краевых конференций не созывалось. Теперь вопрос – как она стала членом бюро? Очень просто – это было решение бюро! Т.е. мы получили интересную картину – бюро избирает само себя! Но и это еще не все. Давайте вдумаемся, кого бюро включает в свои члены? Носникова была принята в СКМ 1 мая 2010 года. Уже в тот день Тамоев лично сказал ей («…в такие времена имеют уши даже стены…»), что она уже далеко не рядовой член комсомола. На момент включения ее в бюро, Носникова пробыла в Комсомоле примерно 3 месяца! Как такое вообще понимать? Понимание приходит, когда узнаешь, что Носникова – друг Тамоева, а 4 друга в бюро лучше чем 3 – простая арифметика!
В итоге мы видим довольно таки интересный механизм. Обозначим еще раз по пунктам:
  1. У Тамоева появляется необходимость решить некоторый конкретный вопрос, не входящий в его полномочия.
  2. Тамоев единолично принимает решение по данному вопросу, основываясь на выгоде данного решения для себя любимого.
  3. Тамоев собирает бюро. Причем далеко не всегда об этом собрании сообщают всем челнам бюро, благо лишь друзей Тамоева для кворума достаточно.
  4. Бюро всегда голосует как надо Тамоеву – надо же друга поддержать
  5. Решение, лично принятое Тамоевым, даже если оно ущемляет права других комсомольцев, принято и становится легальным.
Конечно, непонятно зачем нам такое бюро, если наш дорогой диктатор и так со всем справляется. Но Тамоев не может распустить бюро, так как это ни в его заведомо расширенной компетенции. А значит бюро должно существовать и даже работать. Рассмотрим еще один пример его работы.
Группе комсомольцев был вынесен строгий выговор с внесением в личное дело. Официально им были предъявлены обвинения во фракционизме, создании двоецентрия, раскольнической деятельности и клевете. Очень громкие слова и серьезные обвинения, заявив подобное надо подготовить стопку бумаг с неопровержимыми доказательствами, кучу данных фактов… Или не подготовить вообще ничего, как и сделал Тамоев.
Все дело в том, что не все были согласны с оппортунистической политикой Тамоева, началась критика, призывы заняться делами в интересах комсомола, упреки, словом, то, чего Тамоев терпеть не может. Вот и появилась нужда у Тамоева заткнуть еретиков.
Каким же образом комсомольцам выносился строгий выговор?  Все в точности по схеме – Тамоев принял решение о том, что выговору быть, созвал собрание краевого бюро, причем имеются данные, что по крайней мере двум из шести (тем которые не друзья Тамоева) членов бюро о данном собрании даже не сообщалось. Ну и наконец, на этом собрании не было ни одного представителя обвиняемых. Все просто – были бы обвиняемые, были бы вопросы, а ответов у Тамоева нет. Вот и получается, что обвиняемых быть не должно. Конечно, всем этим людям сообщили о выговоре, когда решение уже было принято и обжалованию не подлежало. Им просто предоставили постановление и предложили расписаться, что мол, ознакомлены. Таким образом Тамоев хотел придать решению легальную силу.
Но, мы отвлеклись, а у нас осталось еще несколько вопросов по конференции. С делегатами мы разобрались, теперь расскажем про кандидатов. Делегатам был предложен определенный список кандидатур в члены горкома и в члены бюро горкома. Каким образом он был сформирован? Сформирован он был нашим бюро. По какому принципу – да все по тому же. Вдумайтесь, кто попал туда. Кто такая Носникова? Личный друг Тамоева, а теперь еще и секретарь горкома. Кто такой Кутейников? Друг Тамоева, а теперь еще и член бюро горкома. То же самое можно сказать про три четверти состава горкома и его бюро.
И при всем при этом, при формировании такого бюро, при формировании такого горкома, при том, что Роман в спорах вместо того, чтобы грамотно отстаивать свою позицию, быстро переходит на повышенные тона, обвинения в групповщине и угрозы, Роман любит среди своих качеств называть демократичность. Воистину, демократ в духе «Единой России».
Но это, увы, не единственная его черта в духе «Единой России». Еще одной такой чертой является карьеризм. У Тамоева есть определенная цель – стать депутатом, об этом он несколько раз публично заявлял. Поняв это, становиться понятной и вся его политика. Стать депутатом не так просто – кандидатов в депутаты хватает, а мест мало, поэтому надо пробиться, надо на чем-нибудь подняться. Нужна какая-то политическая база. И этой политической базой для Тамоева выступает СКМ. Поэтому Тамоев с позиции этой цели должен удержаться – раз, сделать Комсомол покорным свей воле – два, должен сделать из Комсомола на 100% социал-демократическую организацию – три, и, наконец, самый главный пункт – Тамоев должен максимально пропиарить себя, показать какой он хороший коммунист, первый секретарь, доказать, что он важный и даже незаменимый человек.  Именно подобный пиар и стал главной целью Тамоева. Давайте разобьем эту самодеятельность на 2 подпункта и проиллюстрируем каждый из них.
Первый – пиар себя любимого. Для этой цели Тамоев использует самое эффективное средство – телевиденье. Все просто – Роман пользуется либо тем, что он так сказать общественный деятель, так сказать первый секретарь Комсомола и он так сказать хочет дать интервью, либо пользуется связями предлагает дать интервью по какому-либо вопросу, а тут еще и выясняется что он первый секретарь краевого отделения СКМ, ведь цель у него все – таки политическая, а значит надо, пусть даже и не к месту набивать свою политическую цену. Вред подобной политики для Комсомола покажем на примере. Не так давно, Роман Телманович давал крайне интересное интервью по совсем не комсомольскому вопросу по вопросу его религиозных взглядов, т.е. посвященное вопросам ислама. По началу все шло хорошо, и мы бы даже не подняли этот вопрос – придерживается Роман, в том числе и немарксистских взглядов – его дело, но вдруг Роман вспоминает, ах какой он разносторонний человек, что он еще и первый секретарь СКМ. Естественно, Роману задали вопрос стиля «А как это сочетается? Что в этом общего?» И вот его ответ – цитата точная:
«Очень много общего начиная от морально этических каких-то ценностей, норм, да? в воспитании гражданина. На самом деле, если бы не было общего, я бы в принципе здесь и не был... И я думаю что, именно религия, в сочетании с той молодежной организацией, которую я возглавляю, даже в мусульманстве, неважно, ну, в христианстве - везде есть. В принципе, оно находит здесь общее отражение, воплощается, как бы вот, в целом».
То, что сказал Роман уже само по себе недопустимо, так как он связал коммунистическую организацию с религией, чем сыграл на руку буржуазным писакам, давно взявшим моду орать, что «ваш коммунизм – это религия», у них появилась возможность ссылаться на работу далеко не последнего человека в коммунистическом движении. Но и это еще не все. Ладно бы если это выпуск смотрели лишь коммунисты, да буржуазные писаки, но нет, интервью смотрели и представители потенциально союзных нам организаций и их отзывы о подобном интервью, смешивающем коммунизм и ислам были крайне негативны. Но даже это не все – интервью смотрели и простые люди, молодежь, которая как раз и должна вступать в Комсомол. В головах у людей и так полный бардак, есть стереотипы про коммунистов, стереотипы про мусульман, а теперь эти стереотипы еще и объединились. Поспособствует ли это дело приему?
Кстати по поводу приема. Чтобы добиться своей цели, Тамоев должен показать, что организация под его руководством процветает. Для этого он взял один из показателей работы организации – прием, и объявил его основным. С другой стороны, что же ему делать, если прием единственный показатель, который Тамоеву играет на руку, все остальные, например, качество работы, количество и качество политических акций, массовость этих акций, отклик на них, поддержка их населением, уровень политического просвещения и просвещенности вводят в отчаяние. Но Тамоев вместо того, чтобы решать проблемы других пугающе низких показателей, объявил, что прирост главный показатель, а все остальное ему не нужно, да и вообще во всех остальных бедах виноваты комсомольцы.  Подобное отношение приводит к крайне неприятным последствиям. Одно из них – в СКМ скопилось определенное количество так называемых «мертвых душ», членов Комсомола, которые не принимают в его жизни абсолютно никакого участия, просто числятся в нем, и на мероприятиях появляются ровно 3 раза в год – 1 мая, 9 мая и 7 ноября. Пользы Комсомолу от них – практически никакой, а вот вреда… После шествия и митинга на 7 ноября этого года сотрудники канала «Енисей-Регион» взяли небольшое интервью у одного представителя так называемых «мертвых душ Кировского района» – это люди из строительного техникума, вступившие в Комсомол лишь за тем, что будучи комсомольцами они получают определенную льготы в своем техникуме. Сдержав едкий комментарий про их уровень активности и политической просвещенности, расскажем, что случилось дальше. А дальше все просто: у этого человека спросили, зачем он вступал в Комсомол? После некоторых заминок и выдумывания, чтобы сказать, бедняга честно ответил – «чтобы лучше учиться!» Страшнейший удар по Комсомолу, устроенный ни кем-нибудь, а своими же. И ответственность за него несет ни кто иной, как человек, допустивший такое – Роман Телманович Тамоев.
Оппортунистичность Тамоева можно проиллюстрировать еще наглядней. Вернемся к той самой городской конференции СКМ. В частности к официальному комментарию Тамоева по вопросу «По какому принципу избирались делегаты?». Когда комсомольцы подошли к Роману с этим вопросом, Роман просто начал распаляться, мол, а вы вложили какие-нибудь деньги в Комсомол?! Тогда какие вопросы задаете? Вот девушка (из делегатов) вложила в Комсомол 20 тысяч, она и будет делегатом. На это от комсомольцев последовал вполне резонный вопрос, как понимать то, что человек заплатил деньги и ему дали мандат, стоит ли это расценивать как торговлю мандатами, Роман перешел на очень повышенные тона (увы, не выдерживает Роман Телманович критики). Какие же идеи при этом высказывал Тамоев? Например: «А на митинге ты чем, флагом или своей головой махать будешь?!». Из этого явно следует, что денежка для него гораздо важнее реальной деятельности, делай ты хоть что для Комсомола – человек, который ничего не делал, но вложил немного денег – гораздо, гораздо значимей тебя. Именно это направление Роман и будет проповедовать, а значит Красноярский СКМ будущего – ничего не делающие люди, из которых можно извлечь денежные средства. Как Тамоев распоряжается этими средствами – было показано выше.
Из вышеописанного,вполне понятно, почему возник конфликт между Тамоевым и активистами СКМ.  Просто нашлись люди, которые вступили в Комсомол не просто так, не по дружбе с кем то, не за перспективы и деньги, нашлись те, кто действительно борется за левую идею. А чтобы эффектно бороться за левую идею, нужно остановить разложение Комсомола, нужно бороться с оппортунистами. И такая борьба началась.
Правда, изначально такую борьбу развязали не активисты, а сам Тамоев. Все просто – Роман – далеко не дурак и сразу понял, что главная угроза для оппортуниста – идейные комсомольцы. А как бороться с людьми идейными? Просто так с ними ничего не сделать, ни из Комсомола не исключить, ни с поста не снять – не за что. Вот и пришлось Тамоеву пуститься в интриганство, в духе партии власти.
Первой угрозой для Тамоева, еще в самом начале его правления стал Ленинский райком. Итог – передовой райком был расформирован, а его секретарь – оклеветан. Это был страшный удар по Комсомолу города Красноярска – Ленинский райком до сих пор не может восстановиться (про его численность в настоящее время, численность в два человека уже было сказано выше) и начать хоть сколько бы то ни было активную деятельность.
Вторым врагом Тамоева стал второй секретарь Комсомола – Виктор Костренко. Виктор – очень идейный человек, настоящий комсомолец и коммунист, но он имеет одну особенность – Виктор будет до последнего стоять за честь Комсомола и комсомольцев. Этой особенностью и воспользовался Тамоев, устроив показной спектакль между Виктором и одним из своих людей… Как бы то ни было, после этой провокации у бюро появился прекрасный повод снять Костренко с поста. Но даже не это главное, а главное то, что если человека сняли с поста, то пост становится вакантным, пост должен занять кто-нибудь другой. А кто сейчас второй секретарь? Никто. Додуматься до причины не сложно – Тамоев ни с кем не хочет делить власть. В итоге, Комсомол получил первого секретаря – самодержца.
Следующая цель Романа Тамоева – Роман Гаврилов. Против него Тамоев применил уже испробованную  стратегию – оклеветать. Для этого он воспользовался партийной проблемой – делом Юрчика. Мы считаем, что нет необходимости подробно расписывать эту проблему здесь – этому вопросу посвящено несколько статей в газете «За Победу», например в №463. Отметим только, что Юрчик действует не в одиночку, у него есть свои сторонники, так называемые «люди Юрчика». Именно, к этим людям и хочет Тамоев приписать Гаврилова – Тамоев уже неоднократно выступал с этим обвинением перед краевым партийным руководством – П.П. Медведевым. К счастью, пока что клевета эффекта не возымела, но Тамоев и не думает останавливаться. Напротив, сейчас он решает расширить этот фронт и теперь уже все комсомольцы, выступившие против него – «стали» людьми Юрчика. В конце концов, дошло до того, что некоторые комсомольцы узнали, что они люди Юрчика раньше, чем узнали, кто такой Юрчик! Неужто клевета и провокации достойные комсомольца методы борьбы, Роман Телманович? А уж тем более первого секретаря?

Но как видим, вопрос остается без ответа, а значит, пора завершать этот краткий отчет. Вполне возможно, что с тех слов, которыми мы хотим его окончить, стоило бы начинать. А хотим мы его окончить вопросом – кто такой настоящий первый секретарь? Настоящий первый секретарь – это, прежде всего, настоящий идейный коммунист, способный вести за собой людей. Это тот человек, для которого борьба партии, борьба за свободу, борьба за справедливость стали его борьбой, это тот человек, гладя на которого, рядовой комсомолец зажигается идеей, это тот человек, под началом которого, актив растет, и если вначале человек вступает в Комсомол, просто как некто, неравнодушный к проблемам общества, то вскоре он становится борцом за свободу и справедливость в груди которого горит неподдельное пламя, то самое пламя, которым пылают красные знамена! Повернется ли у вас язык прочитать вслух: первый секретарь Роман Тамоев после этого?! Нет. А если он не первый секретарь, то почему он занимает этот пост? Присмотритесь и поймите, что существуют гораздо более достойные кандидатуры, ведь в Комсомоле на самом деле есть настоящие первые секретари.

Наша группа ВКонтакте