Заявление Совета НП «Юристы за трудовые права»

Юристы за трудовые праваЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТА НП «ЮРИСТЫ ЗА ТРУДОВЫЕ ПРАВА»
в связи с внесением Правительством РФ в Государственную Думу РФ
законопроект «О внесении изменений в статью 25 Федерального закона
«О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности».


4 февраля 2010 года Правительство РФ внесло в Государственную Думу РФ законопроект «О внесении изменений в статью 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». Документ подготовлен Министерством здравоохранения и социального развития России. Проектом предлагается исключить пункты 1 и 2 статьи 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» «как не соответствующие Конституции Российской Федерации в соответствии с решениями конституционного Суда РФ» и внести изменения в редакцию пункта 3 указанной (См. Справку №2 в приложении).
Законопроект внесен в ГД РФ в сжатые сроки после принятия 3 ноября 2009 года Конституционным судом РФ определения № 1369-О-П, признавшего не соответствующим Конституции РФ положение части первой статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которому увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктом 5 части первой статьи 81 ТК (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание) руководителей и заместителей выборных органов первичных профсоюзных организаций, не освобожденных от своей основной работы, допускается только с предварительного согласия вышестоящего профсоюзного органа.
Принятие этого определения после ряда других определений и постановлений Конституционного Суда РФ (Постановление Конституционного Суда РФ от 24 января 2002 года № 3-П; Определения КС РФ от 4 декабря 2003 года №421-О; Определение Конституционного суда РФ от 17 декабря 2008 г. N 1060-О-П (см. Справку №1), принятых начиная с 2002 года, касающихся признания неконституционными и недействующими норм Кодекса законов о труде РФ, Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», Трудового кодекса РФ, предусматривающих гарантии для неосвобожденных профсоюзных лидеров в связи с осуществлением ими профсоюзной деятельности, стало сильным ударом по возможностям профсоюзов осуществлять независимую профсоюзную деятельность, направленную на отстаивание интересов и прав работников во взаимоотношениях с работодателями.   
Постановления и определения Конституционного Суда РФ фактически ликвидировали систему дополнительных гарантий для выборных профсоюзных лидеров. Определения Конституционного суда РФ от 17 декабря 2008 г. N 1060-О-П и от 3 ноября 2009 года № 1369-О-П,  содержат ссылки на Постановление от 24 января 2002 года № 3-П. В указанном Постановлении № 3-П Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что «…запрет на увольнение работника, совершившего противоправное деяние, являющееся законным основанием для расторжения трудового договора по инициативе работодателя, представляет собой несоразмерное ограничение прав работодателя как стороны в трудовом договоре и в то же время субъекта экономической деятельности и собственника. Такого рода ограничение не обусловлено необходимостью защиты прав и свобод, закрепленных статьями 30 (часть 1), 37 (часть 1) и 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, нарушает свободу экономической (предпринимательской) деятельности, право собственности, искажает существо принципа свободы труда и в силу этого противоречит предписаниям статей 8, 34 (часть 1), 35 (часть 2), 37 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Оспариваемые положения предоставляют работникам…, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, необоснованные преимущества по сравнению с другими работниками и создают возможность злоупотребления правом, что несовместимо и с положениями статьи 19 Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом и о гарантиях равенства прав и свобод человека и гражданина».
Будучи юристами, работающими в профсоюзах и некоммерческих организациях,  оказывающими правовую помощь профсоюзам, мы хорошо знаем положение, в котором находятся профсоюзные активисты, и крайне неоднозначную практику и ограниченные возможности защиты их прав.
Профсоюзные лидеры, проводящие независимую от работодателей политику и стремящиеся к реальному отстаиванию интересов своих членов, находятся часто в тяжелой ситуации, испытывают сильнейшее давление, подвергаются дискриминации и преследованиям. Они практически лишены возможностей эффективной и действенной защиты своих прав через систему обращения в государственные правоохранительные органы (См., в частности, материалы доклада «Свобода объединения в России: практика, проблемы реализации и защиты прав. Доклад о нарушениях профсоюзных прав членских организаций Всероссийской Конфедерации труда и Конфедерации труда России» ).
На сегодняшний день складывается ситуация, когда выборные профсоюзные представители лишены «предварительных» гарантий от увольнения и имеют незначительные возможности для отстаивания своих прав в случае уже свершившейся дискриминации или давления.
Учитывая это, мы крайне негативно оцениваем признание неконституционными гарантий, который были установлены в отношении них в законодательстве.
В этом свете внесение именно сейчас в Государственную Думу РФ указанного законопроекта создает впечатление, что проводится последовательная работа по ликвидации любых упоминаний и напоминаний о том, что в трудовом законодательстве РФ существовала система защиты профсоюзных активистов в связи с осуществлением ими профсоюзной деятельности.
Российская Федерация не ратифицировала Конвенцию МОТ №135 О представителях трудящихся. В этом не было ранее значительной потребности, поскольку законодательство содержало ряд норм, направленных на предоставление мер дополнительной защиты в отношении представителей трудящихся, которые полностью укладывались в концепцию этой конвенции.
Однако после принятия Конституционным Судом РФ определения от 3 ноября 2009 года вопрос о необходимости скорейшей ратификации Конвенции №135 был поднят на самом высоком уровне. На данный момент конвенция №135 подготовлена к ратификации, согласована с заинтересованными федеральными органами, получены заключения Министерства юстиции и Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ. 28 января 2010 года Российская трехсторонняя комиссия одобрила принципиальное решение о необходимости скорейшей ратификации Конвенции МОТ №135. Все три стороны РТК согласились с проектом федерального закона о ратификации, и в соответствии с регламентом он будет в ближайшее время внесен в Государственную Думу РФ на рассмотрение.
Принятие этой Конвенции позволит принципиально иначе толковать нормы Конституции РФ, на которые ссылался Конституционный суд РФ в своих постановлениях.
В соответствии со ст.5  Конвенции МОТ №111 О дискриминации в области труда и занятий «Особые мероприятия по защите и помощи, предусмотренные в других принятых Международной Конференцией Труда конвенциях и рекомендациях, не считаются дискриминацией».
Согласно Конвенции МОТ №135 О представителях трудящихся представители работников на предприятии пользуются эффективной защитой от любого действия, которое может нанести им ущерб, включая увольнение, основанное на их статусе или на их деятельности в качестве представителей работников, или на их членстве в профсоюзе, или на их участии в профсоюзной деятельности в той мере, в какой они действуют в соответствии с существующим законодательством или коллективными договорами или другими совместно согласованными условиями (ст.1).
Пп. 1 п. 6 Рекомендации №143, принятой для разъяснения Конвенции №135, предусматривает, что там, где нет достаточных соответствующих мер по защите, применимых к работникам вообще, должны быть приняты конкретные меры для обеспечения эффективной защиты представителей работников.
Эти меры, согласно Рекомендации 143, могут включать (п.6 рекомендации) (но не исчерпываются):
a)      подробное и точное определение причин, оправдывающих прекращение трудовых отношений представителей работников;
b)      требование о консультации с независимым органом, государственным или частным, или с объединенным органом, или о получении его мнения или согласия, прежде чем решение об увольнении представителя работников станет окончательным;
c)      специальную процедуру обжалования для представителей работников, которые считают, что их трудовые отношения прекращены без основания или что их условия работы неблагоприятно изменены, или что к ним применены несправедливые меры;
d)      установление действенного порядка исправления положения в отношении несправедливого прекращения трудовых отношений представителей работников, включающего, если это не противоречит основным правовым принципам соответствующей страны, восстановление таких представителей на их прежней работе с выплатой им потерянной заработной платы и с сохранением за ними приобретенных прав;
e)      возложение на работодателя бремени доказательства обоснованности его действий, в случае жалобы на дискриминационное увольнение или неблагоприятное изменение в условиях работы представителя работников;
f)        признание приоритета представителей работников на сохранение за ними работы в случае сокращения штатов.
Таким образом, те нормы ТК РФ и ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», которые были признаны не соответствующими Конституции РФ, в свете принципов, изложенных в Конвенции МОТ №135, не только не будут являться противоречащими положениям статьи 19 Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом и о гарантиях равенства прав и свобод человека и гражданина, но и будут прямо направлены на реализацию положений статьи 1 Конвенции МОТ №135.
В связи с этим мы считаем, что внесение Правительством РФ в Государственную Думу РФ законопроекта «О внесении изменений в статью 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» является несвоевременным и в настоящее время неправильным.
Напротив, любые законодательные инициативы в части изменения норм, связанных с гарантиями выборным профсоюзным лидерам, должны быть заморожены на период до ратификации Россией Конвенции МОТ №135 О представителях трудящихся.
Мы обращаемся к Вам с просьбой всячески содействовать тому, чтобы законопроект «О внесении изменений в статью 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» не был принят Государственной Думой РФ.

12 февраля 2010 года

Герасимова Е.С., к.ю.н., председатель Совета Ассоциации, директор Центра социально-трудовых прав (Москва) от имени членов Совета НП «Юристы за трудовые права»:

Бабича О., заведующий юридическим отделом ФПАД России, заместитель председателя Федерации профсоюзов России (Москва)
Капорина А., ведущий юрисконсульт  СПб ОО «Эгида» (Санкт-Петербург)
Крыловой О., ведущий консультант Центра социально-трудовых прав (Москва)
Сенникова Н.М., к.ю.н., начальника юридической службы МПРС (Санкт-Петербург)
Сиволдаева И., юриста Общественной приемной при Уполномоченном по правам человека в РФ в Воронежской области
Хорошун Е., директора Юридического центра «Антей»  (Владивосток)
Шарифуллиной Р.С., президента СПб ОО «Петербургская Эгида» (Санкт-Петербург)

 
Справка 1

1. Пункт 3 статьи 25 ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» признан не соответствующим Конституции Российской Федерации Постановлением Конституционного Суда РФ от 24.01.2002 N 3-П в части, в которой им не допускается без предварительного согласия соответствующих профсоюзных органов увольнение работников, входящих в состав профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, в случаях совершения ими дисциплинарных проступков, являющихся в соответствии с законом основанием для расторжения с ними трудового договора по инициативе работодателя. В постановлении № 3-П от 24 января 2002 года Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что «…запрет на увольнение работника, совершившего противоправное деяние, являющееся законным основанием для расторжения трудового договора по инициативе работодателя, представляет собой несоразмерное ограничение прав работодателя как стороны в трудовом договоре и в то же время субъекта экономической деятельности и собственника. Такого рода ограничение не обусловлено необходимостью защиты прав и свобод, закрепленных статьями 30 (часть 1), 37 (часть 1) и 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, нарушает свободу экономической (предпринимательской) деятельности, право собственности, искажает существо принципа свободы труда и в силу этого противоречит предписаниям статей 8, 34 (часть 1), 35 (часть 2), 37 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Оспариваемые положения предоставляют работникам…, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, необоснованные преимущества по сравнению с другими работниками и создают возможность злоупотребления правом, что несовместимо и с положениями статьи 19 Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом и о гарантиях равенства прав и свобод человека и гражданина».

2. Пункт 1 статьи 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», устанавливающий, что входящие в состав профорганов и не освобожденные от своей основной работы работники не могут быть подвергнуты дисциплинарному взысканию без предварительного согласия профсоюза, был признан не соответствующим Конституции РФ Определением  Конституционного суда РФ от 17 декабря 2008 года № 1060-О-П.  Конституционный суд счел это положение неконституционным в связи с тем, что вопрос о конституционности норм, устанавливающих особые гарантии трудовых прав работников, входящих в состав выборных коллективных органов профсоюзных организаций (включая их руководителей) и не освобожденных от основной работы по трудовому договору, уже был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации (Постановление от 24 января 2002 года № 3-П)

3. Определением Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 421-О было признано, что отказ вышестоящего выборного профсоюзного органа в даче согласия на увольнение по п.2 ст.81 ТК РФ (сокращение численности или штата работников) может быть обжалован работодателем в судебном порядке. КС РФ указал: «Норма части первой статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающая увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктом 2 статьи 81 данного Кодекса руководителей (их заместителей) выборных профсоюзных коллегиальных органов организации, ее структурных подразделений (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, только с предварительного согласия вышестоящего профсоюзного органа, - по своему конституционно-правовому смыслу и целевому предназначению - направлена на защиту государством свободы профсоюзной деятельности и не препятствует судебной защите прав работодателя на свободу экономической (предпринимательской) деятельности в случае отказа соответствующего вышестоящего профсоюзного органа дать предварительное мотивированное согласие на увольнение такого работника».

4. 3 ноября 2009 года Конституционный Суд вынес определение № 1369-О-П,  признавшее не соответствующим Конституции РФ положение части первой статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которому увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктом 5 части первой статьи 81 ТК (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание) руководителей и заместителей выборных органов первичных профсоюзных организаций, не освобожденных от своей основной работы, допускается только с предварительного согласия вышестоящего профсоюзного органа. Конституционный суд счел, что эта норма предоставляет работникам, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, необоснованные преимущества по сравнению с другими работниками и создает возможность злоупотребления правом, что несовместимо с положениями статьи 19 Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом и о гарантиях равенства прав и свобод человека и гражданина.
Конституционный суд РФ принял определение от 3 ноября 2009 года, сославшись на правовую позицию, высказанную в Постановлении от 24 января 2002 года №3-П.


Справка 2

В Пояснительной записке к законопроекту указано: «Принятие законопроекта позволит привести нормы статьи 25 ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», устанавливающие особые гарантии трудовых прав работников, входящих в состав выборных коллективных органов профсоюзных организаций (включая их руководителей) и не освобожденных от основной работы по трудовому договору, в соответствие с решениями Конституционного Суда РФ.
В частности, данным законопроектом предлагается пункты 1 и 2 статьи 25 Закона признать утратившими силу, как не соответствующие Конституции в соответствии с решениями Конституционного Суда и внести изменения в редакцию пункта 3 указанной статьи.
Пункт 1 статьи 25 Закона «Работники, входящие в состав профсоюзных органов и не освобожденные от основной работы, не могут быть подвергнуты дисциплинарному взысканию без предварительного согласия профсоюзного органа, членами которого они являются, руководители профсоюзных органов в подразделениях организаций - без предварительного согласия соответствующего профсоюзного органа в организации, а руководители профсоюзных органов в организации, профорганизаторы - органа соответствующего объединения (ассоциации) профсоюзов».
Этот пункт предлагается признать утратившим силу в связи с тем, что его норма предоставляет работникам, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, необоснованные преимущества по сравнению с другими работниками и создает возможность злоупотребления правом, что несовместимо с положениями Конституции о равенстве всех перед законом и судом.
Пункт 2 статьи 25 Закона, обеспечивающий гарантии работникам, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, в случае перевода указанных профсоюзных работников на другую работу по инициативе работодателя, предлагается признать утратившим силу в связи с действующей редакцией Трудового кодекса РФ.
В соответствии со статьей 72 Трудового кодекса условия трудового договора могут быть изменены только по соглашению сторон трудового договора и только с письменного согласия работника (кроме случаев, прямо перечисленных в Кодексе). При этом данная норма в достаточной степени обеспечивает защиту любого работника (не только работника, входящего в состав профсоюзного органа и не освобожденного от основной работы) в случае его перевода.
Пункт 3 статьи 25 Закона был признан не соответствующим Конституции в той части, в какой им не допускается без предварительного согласия соответствующих профсоюзных органов увольнение работников, входящих в состав профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, в случаях совершения ими дисциплинарных проступков, являющихся в соответствии с законом основанием для расторжения с ними трудового договора по инициативе работодателя.
В связи с тем, что с 1 февраля 2002 года Кодекс закрепил иной круг гарантий для указанных категорий работников и содержит нормы статей 373 и 374, устанавливающие особый порядок увольнения данных работников, законопроектом предлагается для уточнения редакции внести изменения в пункт 3 статьи 25».

Наша группа ВКонтакте